Заболело в мире
99,225,963
Умерло в мире
2,129,597
Вылечилось в мире
54,777,441
Заболело в Украине
1,194,328
Умерло в Украине
21,924
Вылечилось в Украине
953,297
Выживают не все: почему COVID-19 вернет внимание к борьбе с бактериями

Выживают не все: почему COVID-19 вернет внимание к борьбе с бактериями

И к разработке новых антибиотиков, от которой крупная фарма почти отказалась

Этот материал также доступен на украинском
Выживают не все: почему COVID-19 вернет внимание к борьбе с бактериями
Фото: pixabay

Елене Д. 42 года и у нее подтверждена коронавирусная инфекция. Терапевт прописал ей антибиотик. Никаких анализов, кроме теста на определение COVID-19, Елена не сдавала. Что здесь не так?

COVID-19 – это вирус. Антибиотики не действуют против вирусов, такие препараты нужны только при присоединении бактериальной инфекции к основному заболеванию. По данным ВОЗ, в случае с «короной» такое происходит менее чем в 10% случаев. Для того чтобы подтвердить присоединение бактериальной инфекции, нужно сдавать анализ крови.

Однако подобных назначений при лечении коронавируса – в Украине тысячи. Антибиотики выписывают без соответствующих показаний, просто «на опережение».

Так страхуются не только украинские врачи. В мае этого года ВОЗ провела опрос и выяснила, что из 2000 госпитализированных пациентов с COVID-19 во всем мире 70% получали антибиотики, хотя только у 10% была зарегистрирована бактериальная или грибковая инфекция.

Необоснованное применение антибиотиков распространено не только в случае коронавируса, но и множества других заболеваний. На днях в ВОЗ заявили, что неконтролируемый прием антибиотиков может стать причиной новой пандемии. И ее последствия для человечества будут гораздо хуже, чем от эпидемии короновирусной инфекции.

Mind разбирался, к чему может привести масштабная антибиотикотерапия и кто в этом заинтересован.

Чим загрожує безконтрольне застосування антибіотиків? Бактерии вырабатывают устойчивость к антибиотикам, и это нормально. Но неправильное использование препаратов ускоряет этот процесс. Бактерии, получившие антибиотиковую резистентность (АБР), могут заражать других людей. «Все больше инфекций – например пневмонию, туберкулез, заражение крови, гонорею, заболевания пищевого происхождения – становится труднее, а иногда и невозможно лечить из-за снижения эффективности антибиотиков», – говорится на сайте ВОЗ.

Одна из самых устойчивых бактерий – ­ мультирезистентный золотистый стафилококк (MRSA), вызывающий сепсис и пневмонию. Чаще всего им заражаются пациенты, поступившие в больницу с другим диагнозом, т.е устойчивый стафилококк проявляется как внутрибольничная инфекция – так было в доантибиотиковую эру.

Согласно статистике, от MRSA в мире ежегодно умирает около 18 000 человек. Всего в мире от бактериальных инфекций, плохо поддающихся лечению антибиотиками, умирает около 700 000 людей в год. 

По расчетам британского исследования Review on Antimicrobial Resistance, к 2050 году от АБР будет умирать больше людей, чем от рака и диабета вместе взятых – около 10 млн человек год. Это исследование британцы провели за несколько лет до пришествия коронавирусной пандемии, которая сильно увеличила масштабы применения антибиотиков в терапии.

Больше всего используют антибиотики в странах, где такие препараты продаются в аптеках без рецепта. Сведенной статистики пока нет. Но, например, в Украине, по словам министра здравоохранения Максима Степанова, потребление антибиотиков в этом году выросло в 3,5 раза по сравнению с «доковидным» 2019 годом.

Устойчивость к антибиотикам возникает, когда бактерия побеждает лекарства, предназначенные для ее уничтожения. Устойчивые к препаратам бактерии могут передаваться от человека к человеку, от животных человеку и через окружающую среду: воду, почву и пр.

Выживают не все: почему COVID-19 вернет внимание к борьбе с бактериями

Источник: Centers for Disease Control and Prevention (CDC)

Период для выработки резистентности к каждому антибактериальному препарату может составлять как нескольких десятков лет, так и один год.

К действию антибиотиков бактерии приспосабливаются по-разному. Это может быть усиление клеточной стенки – тогда действующее вещество не может проникнуть внутрь клетки. Или, например, некоторые бактерии научаются «выкачивать» антибиотики из клеток при помощи специализированных белковых «насосов», и поэтому лекарство не успевает на них подействовать.

Некоторые микробы, которые стали нечувствительными к действию антибиотиков со временем

Название антибиотика

Год выпуска

Устойчивый микроб

Год определения резистентности

Пенициллин

1941

Стафилококк золотистый

1942

Пневмококк

1967

Гонококк

1976

Ванкомицин

1958

Энтерококки фециум

1988

Стафилококк золотистый

2002

Амфотерицин В

1959

Candida auris (грибок, возбудитель кандидоза)

2016

Метициллин

1960

Стафилококк золотистый

1960

Расширенный спектр цефалоспоринов

1980 (Цефотаксим)

Кишечная палочка

1983

Азитромицин

1980

Гонококк

2011

Имипенем

1985

Палочка Фридлендера

1996

Ципрофлоксацин

1987

Гонококк

2007

Флуконазол

1990

Кандида

1988

Каспофунгин

2001

Кандида

2004

Даптомицином

2003

Стафилококк золотистый

2004

Цефтазидим / Авибактам

2015

Палочка Фридлендера

2015

Источник: & nbsp; Центр по контролю и профилактике заболеваний в США

Новый антибиотик может помочь? Может, но пока прогресс в разработке антибиотиков нового поколения идет значительно медленнее выработки резистентности у бактерий. Взять, например, первый в мире антибиотик – пенициллин. Шотландский микробиолог Александр Флеминг изобрел его в 1928 году, а уже в 40-х годах прошлого века бактерии начали вырабатывать устойчивость к этому лекарству. То есть это произошло примерно в то же время, когда данный препарат стали широко применять в лечении. Уже в 1942 году у госпитализированных пациентов было выявлено четыре штамма золотистого стафилококка, которые были нечувствительны к действию антибиотика.

Сейчас пенициллин природного происхождения (синтезированный плесневыми грибами) практически нигде не используется – неэффективен. На смену ему пришли полусинтетические пенициллины и аминопенициллины с расширенным спектром активности – это целая группа так называемого пенициллинового ряда, которая подразделяется на препараты второго, третьего и четвертого поколения.

Большинство таких препаратов были разработаны в период с 40-х по 70-е годы прошлого века – тогда на рынок вышло несколько десятков антибактериальных лекарств. С 80-х прогресс пошел на спад. Так, в период между 1985-1989 годами появилось 11 новых антибиотиков.

Так происходило до 1999 года – каждые четыре года появлялось примерно 11 новых антибиотиков. Уже в 2000-2004 года их количество уменьшилось почти втрое – до четырех наименований, в 2005-2009 – до трех. В следующие годы количество новых препаратов выросло несущественно, и этого явно недостаточно. 

Какие разработки ведутся? Сейчас, по данным ВОЗ, в мире  разрабатывается 50 антибиотиков, из которых 32 нацелены на приоритетные для медицины патогены.  Но лишь два разрабатываемых препарата предположительно будут активны против грамотрицательных бактерий со множественной лекарственной устойчивостью.  Большинство других разрабатываемых препаратов будут обладать ограниченными преимуществами по сравнению с существующими антибиотиками. Проще говоря – новые препараты дадут человечеству незначительный перевес в борьбе с бактериальными инфекциями, которые быстро могут быть нивелированы развивающейся АБР. 

При этом не факт, что в ближайшие годы мир увидит на рынке хотя бы часть таких препаратов – процесс исследования и допуск таких лекарств на рынок длительный и крайне сложный.

Клинические исследования нужно будет проводить на пациентах с бактериальными инфекциями. Обычно такие инфекции развиваются быстро и представляют угрозу для жизни – и это всегда большой риск – выбрать проверенный препарат, но с меньшей эффективностью или использовать новый, где результаты еще не подтверждены. 

Но даже успешное тестирование на людях не всегда означает разрешение на применение таких лекарств.  По данным The Pew Charitable Trusts, некоммерческой организации, в чью сферу деятельности входит мониторинг системы здравоохранения, после тестирования на людях регулирующие органы одобряют только один из пяти антибиотиков.

В чем еще проблема? «Большой фарме» не выгодны разработки и исследования в сфере антибиотиков. Последние десять лет ими преимущественно занимаются малые и средние предприятия, крупные фармацевтические концерны уходят с этого рынка: сокращают финансирование своих программ либо вовсе их закрывают. Так, за последние несколько лет от разработок отказались Novartis, Allergan,  Johnson & Johnson, Pfizer, Roche, Bristol-Myers Squibb, Eli Lilly, AstraZeneca.

Большинство переключило интерес на другие секторы фармацевтики. Например, та же американская Pfizer в 2011 году перепрофилировала свой центр по разработке антибиотиков в исследования по антибактериальным вакцинам. А британская AstraZeneca перенаправила ресурсы на разработку препаратов, помогающих при респираторных, сердечно-сосудистых, метаболических расстройствах и онкологии, т.е. тех, которые либо стоят дорого, либо применяются на протяжении длительного времени. Антибиотики же стоят недорого и, как правило, применяются краткосрочным курсом.

Сегодня на рынке лишь несколько крупных компаний, которые продолжают заниматься исследованиями в этой сфере. Все они получают финансовую помощь от правительства своих стран для проведения таких работ.   

Сколько стоит разработка антибиотика?  Путь к поиску новых антибиотиков и превращению их в лекарства долог и дорог. Выведение нового препарата на рынок стоит от $800 млн до $1 млрд, и в среднем требуется более 10 лет, чтобы он попал в клинику.

Но это весьма приблизительные расчеты. В истории фармацевтической отрасли были случаи, когда компании банкротились, потому что препараты, над которыми они работали годами, не проходили клинических испытаний или не были допущены к продаже.

Именно поэтому сейчас и ВОЗ и множестве других медицинских организаций вновь поднимают на приоритетный уровень вопрос разработки противобактериальных препаратов.  В упомянутом в начале статьи исследовании Review on Antimicrobial Resistance говорится, что затраты на борьбу с АБР к 2050 году обойдутся миру до 3,5% от его общего ВВП, что составит примерно $100 триллионов. Потери, если развернется настоящая бактериальная пандемия, будут значительно большими, а в группе риска окажется все человечество.

Следите за актуальными новостями бизнеса и экономики в наших Telegram-каналах Mind.Live и Mind.UA, а также Viber-чате