Климатическая децентрализация: три главных вызова для Украины

Климатическая децентрализация: три главных вызова для Украины

Почему глобальные риски требуют локальных решений

Цей матеріал також доступний українською
Климатическая децентрализация: три главных вызова для Украины
Фото: depositphotos.com

С 31 октября по 12 ноября в Глазго проходит СОР26 – Международная конференция ООН по климату. 1 и 2 ноября на ней состоялся саммит с участием глав разных стран, на котором выступил и президент Украины Владимир Зеленский. «Остановить процесс глобального потепления можно только изменив глобальное мышление и приоритеты мировой политики», – отметилон в своей речи. Говоря о ценностных ориентирах на пути к устойчивому будущему, Зеленский подчеркнул, что миру «необходимо глобальное потепление в отношениях государств, где каждый год тает доверие».

В этом выступлении также прозвучало напоминание международному сообществу о временной оккупации Крыма Россией и вооруженном конфликте на Донбассе, спровоцированном Москвой. Теперь эти территории стали «двумя экобомбами в центре Европы».

Второй весомый тезис – подтверждение целей Украины по сокращению выбросов парниковых газов: до 2030 года – на 65% (от уровня 1990 года), и не позже 2060 года страна должна стать климатически нейтральной.

Чтобы реализовать столь амбициозные планы, Украина рассчитывает на доступ к «стабильному и долгосрочному финансированию, в том числе в рамках Зеленого климатического фонда». Эти средства нужны для модернизации экономики, повышения энергоэффективности и перехода от ископаемого топлива к чистой энергии.

Конечно, не стоит ожидать, что путь Украины к климатической нейтральности окажется простым. Mind проанализировал основные факторы нестабильности, которые будут сопровождать этот процесс.

Экстремальные погодные колебания

Глобальное изменение климата – безусловный факт, который подтверждают выводы самого авторитетного научного сообщества – Межправительственной экспертной группы ООН по климату (IPCC). Даже если сегодня человечество прекратит эмиссию парниковых газов, которая является главной причиной потепления, то уже накопившийся их объем в атмосфере продолжит создавать проблемы и менять привычный уклад жизни.

Ученые прогнозируют, что волны тепла на Земле будут нарастать. Это значит, что зимы будут сокращаться, а лето – становиться длиннее и жарче.

Увеличится также изменчивость и амплитуда метеорологических колебаний. Резкие перепады суточной температуры превратятся в обычное явление, как и природные катаклизмы: сильные засухи и мощные ливни, ураганы и наводнения. Переходы между ними в отдельных регионах с каждым годом будут более экстремальными. Хотя морозов станет меньше, но они будут более интенсивными.

Такие масштабные климатические подвижки, подтвержденные научными прогнозами, заставляют государства не бороться с новыми условиями – это бесполезная задача, а адаптироваться к ним.

Адаптация подразумевает комплекс политических, экономических, инженерных решений для повышения устойчивости экономики. Задача правительств – разрабатывать системы раннего предупреждения погодных событий, которые несут угрозу национальной безопасности и жизни граждан, усложняют развитие экономики и регионов.

Обострение международной конкуренции 

Политическое напряжение во многих точках мира отражает заинтересованность разных стран в переформатировании межгосударственных связей. Созданные в предыдущие годы политические и экономические союзы больше не работают. Неразрывные, казалось бы, партнеры на мировой арене не находят причин «смотреть в одном направлении» и расходятся в разные стороны, чтобы заключить соглашения с новыми стратегическими союзниками.

Не последнюю роль в этом играют изменения в энергопотреблении. Повсеместно растет популярность возобновляемых источников энергии, которые на протяжении всей производственной цепочки оказывают менее губительное влияние на климат, чем ископаемые углеводороды.

Неизбежность такого «зеленого» тренда с течением времени приведет к тому, что государства – доминирующие поставщики на нефтегазовом рынке утратят привычную власть, позволявшую им влиять на ситуацию в мировой экономике и контролировать целые регионы, диктуя цены на энергоносители.

И такой энерготранзит уже происходит. Он проявляется, например, через обострение конкуренции США, России и Франции на рынке современных ядерных технологий.

Вашингтон продвигает свои инновации на разных континентах. 3 ноября Госдепартамент США сообщил о выделении $25 млн Украине, Польше, Румынии, Индонезии и Бразилии «для расширения доступа к безопасной ядерной энергии». Американское правительство также планирует расширять поддержку в рамках инициативы Nuclear Futures Package, о чем было объявлено на конференции COP26.

США продвигают строительство атомных электростанций с малыми модульными реакторами (ММР), тогда как Россия и Франция делают ставку на традиционные АЭС. Кроме того, конкуренция между странами проявляется на рынке ядерного топлива.

Традиционные атомные станции, которые достались Украине в наследство от СССР, отвечали интересам того времени, когда экономика развивалась за счет тяжелой промышленности. В основе работы таких отраслей – круглосуточные, непрерывные и энергозатратные технологические процессы. Но структура экономики – как мировой, так и украинской – трансформируется. Ведущая роль переходит от тяжелого производства к сфере услуг. Совершенствуются также промышленные технологии.

Читайте также: Атомная децентрализация: маленькие модульные реакторы идут на смену большим АЭС

Поэтому оптимизация затрат и стабильное энергоснабжение все чаще ассоциируются не с централизованными потоками от крупных поставщиков и производителей, а с локальными решениями, которые удобно контролировать и адаптировать под ситуацию на производстве. Развитие технологии ММР, фотовольтаики и ветряной генерации – и есть ответом на такой запрос.

Энергетические кризисы

Главной ареной противостояния между потребителями и поставщиками энергии в 2021 году стал рынок природного газа – наиболее комплементарного топлива для ВИЭ и самого чистого среди всех углеводородов.

Нынешний энергокризис в Европе – один из эпизодов этого противостояния. В его основе – непредсказуемая погода, спровоцированная изменением климата. Непривычные колебания жары и более низких температур изменили традиционную динамику спроса на энергоносители. Вместе с нестабильной генерацией ВИЭ это привело к дефициту электроэнергии, которое Европе не удалось компенсировать природным газом – под давлением рыночных и политических факторов поставщики не смогли обеспечить дополнительные объемы.

Возникшей нестабильностью для продвижения своих экономических и политических интересов воспользовалась Россия – доминирующий поставщик газа в ЕС. Спекулируя на ситуации, «Газпром» стремится навязать Европе собственные условия для запуска газопровода «Северный поток – 2» в обход Украины, повышая тем самым риски безопасности на континенте.

Выход из ситуации Украина и ведущие западные страны видят в ускоренном развитии «чистых» технологий и возобновляемой генерации. Иначе потребление «грязных» источников энергии будет расти вопреки целям Парижского климатического соглашения.

Так уже происходит в этом году. Восстановление мировой экономики после пандемии потребовало больше энергии, а проблемы с поставками газа и ВИЭ заставили страны бить рекорды в использовании угля и нефтепродуктов.

«Нам понадобится еще больше усилий, чтобы сократить выбросы парниковых газов… Киотский протокол и Парижское соглашение не решают проблемы, ведь эти документы не успевают за вызовами современности», – сказал Владимир Зеленский в своей речи на COP26, акцентировав на известном в экономике «парадоксе Джевонса».

Сформулированный и доказанный британским математиком Уильямом Стенли Джевонсом, парадокс представляет собой ситуацию, когда технологический прогресс, который повышает эффективность использования ресурсов, приводит к увеличению объемов их использования – это закономерное следствие экономического роста.

Читайте также: Заоблачные цели ООН: почему в ближайшее время мир не сможет уменьшить зависимость от ископаемого топлива и биомассы

Поэтому вопреки громким чаяниям активистов, требование от стран и компаний сократить количество энергоресурсов через энергосбережение – в общем-то, цель бесполезная. Ее невозможно достичь без ущерба развитию экономики и промышленности.

Что со всем этим делать?

Профессор Канадского университета Манитобы Вацлав Смил, которого журнал Foreign Policy включил в рейтинг 100 самых влиятельных глобальных мыслителей, считает популярное суждение о том, что энергоэффективность снижает расход энергии, одним из наиболее вредных мифов. «К сожалению, это ошибочное убеждение приняли за универсальную истину, и оно стало практически религиозной догмой, не поддающейся рациональной критике… На самом деле мы никогда не можем быть уверены в том, какая тенденция будет преобладать в каждом конкретном случае», – пишет Смил в книге «Энергетика: Мифы и реальность. Научный подход к анализу мировой энергетической политики».

Поэтому сократить потребление ископаемого топлива возможно только в том случае, если будут стремительно развиваться технологии декарбонизации и генерация «зеленой» энергии, чтобы поддерживать экономический рост. Постепенно ВИЭ смогут потеснить в определенных отраслях углеводороды, которым станет гораздо сложнее конкурировать на рынке.

Однако нет причин опасаться, что «парадокс Джевонса» заведомо делает недостижимой цель ограничить на глобальном рынке власть доминирующих поставщиков нефти и газа – стран-производителей и связанных с ними государственных монополий. Их роль на рынке зависит от темпов распространения альтернативной «чистой» энергии.

Дело в том, что «зеленые» технологии, с которыми связывают решение глобальных климатических проблем, ориентированы на локальные решения и децентрализацию поставок. Для Украины это значит в перспективе возможность нейтрализовать избыточное политическое влияние России и «Газпрома», а также отечественных компаний, доминирующих в электроэнергетике. Естественным следствием децентрализации энергоснабжения станет и ограничение роли государственных монополий.

В западных странах есть много впечатляющих примеров, как на местном уровне успешно сокращается импорт ископаемого топлива в результате развития ВИЭ, строительства хранилищ энергии и децентрализации энергопоставок. И если сегодняшние конфликты часто возникают из-за споров о доступе к энергоресурсам, то развитие ВИЭ может положить конец межгосударственным и корпоративным войнам. Вряд ли, конечно, такой процесс будет идти легко, но децентрализация в энергопоставках способна решить хотя бы часть проблем, которые сейчас провоцируют конфликты, угрожающие безопасности.

Больше полезной информации, новостей и аналитики о мировом энергетическом рынке – на канале Светланы Долинчук. Читайте тут о главных трендах в энергетике и торговле энергоресурсами, новых технологиях в нефтегазовой отрасли, энергопереходе и декарбонизации.

Следите за актуальными новостями бизнеса и экономики в наших Telegram-каналах Mind.Live и Mind.UA, а также Viber-чате
Проект использует файлы cookie сервисов Mind. Это необходимо для его нормальной работы и анализа трафика.ПодробнееХорошо, понятно