Традиции или инертность: чего не хватает украинской опере

Традиции или инертность: чего не хватает украинской опере

Почему при огромном творческом потенциале отечественные постановки меркнут на фоне западных

Этот материал также доступен на украинском
Традиции или инертность: чего не хватает украинской опере
Сцена из оперы "Альцина" Г.Ф. Генделя
Фото © Hans Jörg Michel

Mind уже писал о том, чем славится Гамбург музыкальный, и какие места следует в первую очередь посетить туристам, если они – ценители академической музыки. Но визит в одну из «оперных столиц» Европы навевает не только восторги, но и некоторые смысловые параллели с нынешним состоянием музыкальной сферы в Украине. Увы, наблюдения и сравнения – не все «в нашу пользу».

В начале января-2019 в Оперном театре Гамбурга автор материала слушала редко исполняющуюся по миру, а в Украине никогда еще не шедшую, партитуру «Женщина без тени» немецкого композитора-модерниста начала ХХ века Рихарда Штрауса. А до этого удалось увидеть два балета в постановке знаменитого, современного по хореографическому языку и использованной музыке, американского балетмейстера Джона Ноймайера.

Традиции или инертность: чего не хватает украинской опере
Балетмейстер Джон Ноймайер

За свой творческий век американец поставил около 100 балетов. Среди его работ много спектаклей драматических, сюжетных, выявляющих тесную связь с мировой литературной традицией: «Дама с камелиями» Дюма-сына, «Чайка» Антона Чехова, «Смерть в Венеции» Томаса Манна, «Трамвай «Желание»» Теннесси Уильямса, «Татьяна» (по «Евгению Онегину» Пушкина). Не менее мастерски хореограф инсценирует симфонические и ораториальные шедевры: воплотил в танце несколько симфоний Г.Малера, оратории И.Баха, множество другой старой и новой музыки.

В той же гамбургской опере удалось увидеть просто, даже аскетично, оригинально, умно поставленные оперы Джузеппе Верди «Дон Карлос», «Луиза Миллер», «Травиата», его «Реквием»; Жоржа Бизе «Кармен» – все они относятся к середине ХІХ века и представляют европейский лирико-романтический реализм. Это часть наиболее востребованного в мировой оперной практике репертуара: Россини, Верди, Пуччини, Беллини.

Главным музыкальным руководителем Гамбурга с 2015 года является знаменитый, один из лучших в наше время дирижеров – американец Кент Нагано. Он совершил музыкальную постановку оперы Рихарда Штрауса совместно с талантливым драматическим и оперным режиссером Андреасом Кригенбургом, очень востребованным в оперном мире. В свою очередь, в тандеме с Кригенбургом работала его партнерша, талантливая художник по костюмам Андреа Шраад.

Традиции или инертность: чего не хватает украинской опере
Дирижер Кент Нагано

Общий сценический дизайн – авторства Харальда Б. Тора. Он основан на трансформациях: выдвигались винтовые лестницы, платформы, сверху опускались подвешенные конструкции, артисты многократно меняли дислокации, перемещаясь горизонтально и вертикально.  Главные герои оперы – две супружеские пары – сказочный император и его жена. И простой красильщик Барак со своей страдающей в нищете подругой. Либретто Гуго фон Гофмансталя довольно запутанно. Но благодаря прекрасной музыке, великолепному вокалу и роскошному, идеальному звучанию оркестра под руководством Кента Нагано, опера захватывает и приносит большое наслаждение.

Разобраться в перипетиях сюжетных коллизий помогают декорации и костюмы. Мы видим два мира, два царства – сказочное, идеальное, высокое, в котором живет императорская чета (весь интерьер и все жители его полностью белые – лица, волосы, одежды). И темный, мрачный мир тесного жилища – мастерской красильщика. В каждом из них есть свои плюсы и минусы, каждому не хватает чего-то, что есть в другом. Но, в конце концов, любовь побеждает, и в обеих семьях наступают гармония и счастье…

В спектакле участвуют солисты из разных стран, в основном, известные американские вокалисты. Уже доводилось слушать в главных партиях других гамбургских постановок представителей вокальных школ из самых разных уголков планеты: венгров, корейцев, россиян, украинцев, чехов, итальянцев, румын, шведов и т.д. Такова общепринятая мировая практика – приглашать дирижеров, режиссеров, художников и певцов со всего мира.

Традиции или инертность: чего не хватает украинской опере
Сцена из барочной оперы Клаудио Монтеверди "Возвращение Улисса на Родину" (написана в 1639 – 1640 годах, постановка Государственного оперного театра Гамбурга).

Еще в Гамбурге можно вживую познакомиться с никогда не звучавшими на украинской сцене барочными операми Клаудио Монтеверди «Возвращение Улисса на родину» (1640) и «Альцина» Г.Ф. Генделя (1728).

В государственных театрах нашей страны барочный репертуар, Моцарт, Вагнер, оперы ХХ века и новейшие современные партитуры за редким исключением практически не ставятся. И удручает не только рутинность репертуара, но и затхлость режиссерских подходов... А зачем изощряться, думать, искать, если государство дает немалые деньги на постановки, не зависимо от количества репертуара и качества постановок?

Кто-то может оправдать это попыткой сохранить традиции. Но время не стоит на месте. И трата огромных средств на парики, бороды и сапоги для сотен бояр и стрельцов в желании подражать Большому, Мариинке или Метрополитен-опера давно, кроме недоумения, ничего не вызывает.  Ценовой диапазон на «Аиду» там – от $25 до $485. Нам ли за ними гнаться? При том, что во всем цивилизованном мире, включая страну-агрессора, принят закон о меценатстве, облегчающий государству содержание оперных театров – этих финансовых монстров, пожирателей казны.

Любопытно, как обстоит дело с меценатством, например, во Франции, где закон о нем принят в 2008 году и предполагает 25-процентную скидку в налоговом обложении. Несмотря на то, что парижский Лувр известен по всему миру, его «доноры» в основном – из Японии и Америки. Новым способом привлечения средств стал краудфандинг, так называемое народное финансирование через интернет. Сейчас у Лувра 60 000 меценатов, и каждый год музей получает 6 млн евро спонсорской поддержки. При этом в Украине важнейший закон о меценатской помощи культуре и искусству игнорируется почти 30 лет.

Но вернемся в Гамбург, где все оперные спектакли пришлись по душе. Поскольку, даже при не всегда масштабной внешней атрибутике постановок, их создатели руководствовались принятым в современном музыкальном театре принципом: основные средства тратятся не на атрибутику, а на гонорары для приглашенных зарубежных талантливых дирижеров, режиссеров, художников и солистов.

В списке занятых в гамбургском сезоне имен – десятки дирижеров, режиссеров, художников со всего света. Не говоря уже о не менее 50 приглашенных солистах-вокалистах. Есть где разгуляться гамбургским любителям и частым посетителям оперы – новое всегда интересно.

В Украине же 99% партий исполняют солисты, штат которых непомерно велик (часть из них почти не выходит на сцену), а гастролер – огромная редкость, событие, анонсируемое как невиданное чудо. А постановки осуществляются одними и теми же фигурами.  

В интернете существует мировая база данных занятости оперных артистов – солистов, дирижеров, вокалистов – operabase.com. Любой артист имеет там свой уголок (есть и несколько наших: А. Кочерга, Л. Монастырская, Е. Орлов, М. Дидык, О. Дыка, Е. Белкина, Т. Штонда, А. Бондаренко). И, открыв имя каждого из них, вы узнаете, где, когда и что он дирижирует, ставит или поет в течение нескольких сезонов. Слава «Гуглу». Истина познается в сравнении.

Следите за актуальными новостями бизнеса и экономики в наших Telegram-каналах Mind.Live и Mind.UA, а также Viber-чате