«Формула Штайнмайера»: кто кому кукловод

«Формула Штайнмайера»: кто кому кукловод

Про вероятные возможности, невероятные результаты договоренностей и «план Б»

Этот материал также доступен на украинском
«Формула Штайнмайера»: кто кому кукловод

Во время пресс-марафона президент Владимир Зеленский среди всего прочего обсудил с журналистами и «формулу Штайнмайера». По его словам внедрения формулы не произошло, ведь для этого нужно принять закон об особом статусе Донбасса. Кроме того, он отметил, что выборы на Донбассе должны состояться только по украинскому законодательству в присутствии международных наблюдателей ОБСЕ и журналистов. В то же время он намекнул, что существует «план Б», но не объяснил в чем его суть.

О том, чего стоит ожидать от «формулы Штайнмайера» и чей «план Б» может работать на Донбассе, рассказал Mind военный эксперт Михаил Жирохов.

Кто кого контролирует

На фоне постоянных разговоров о «формуле Штайнмайера» и рисовании карты, куда именно будут отводиться наши войска на Донбассе, как мне кажется, многие не заметили главного – в последние дни отношение Кремля к самой идее разведения изменилось.

И прежде всего это хорошо заметно по продолжающимся обстрелам в возможных зонах разведения, что дает Зеленскому и его генералам возможность говорить о том, что при таких обстоятельствах отвод войск невозможен. При этом они ссылаются на рамочное соглашение 2016 года, в котором прописана неделя тишины.

С большой долей вероятности это может говорить о спланированной акции, так как контроль над вооруженными формированиями на оккупированной территории Донецкой и Луганской областей полный и безоговорочный. За последние пару лет практически все командные должности в оккупационных корпусах заняли кадровые российские офицеры. И поэтому, когда пресс-секретарь Путина Песков говорит о том, что Россия никак не может повлиять на боевиков, то он, мягко говоря, лукавит.

Если бы российский президент реально захотел организовать режим тишины на Донбассе, то он бы этого добился. Если для этого нужно было бы изъять все боеприпасы на передовой, то поверьте это сделали бы беспрекословно. Личный состав оккупационных войск, набранный из местных, а именно они по большей части и сидят в окопах на передовой, вряд ли бы протестовал: так сильна там вера в то, что «Путин знает, что делает». Особенно сейчас, когда массово раздаются российские паспорта, и все «шахтеры и трактористы» ощущают себя без пяти минут жителями Москвы – на меньшее они точно не согласны. 

Почему российское руководство пошло на такой откровенный саботаж?

Ответ очевиден – они увидели неспособность Зеленского выполнить все, что он наобещал – кстати, совершенно непонятно, что именно, но явно очень много. Особенно на фоне последних многотысячных «народных вече» на Майдане и попыток ветеранов открыто выступить против политики сдачи своей территории и стычек в районе Золотого.

В администрации российского президента сидят  явно не дураки, они отдают себе отчет в том, что, хотя украинское гражданское общество еще и не доросло до конструктивного диалога и понимания ответственности за свой выбор, однако имеет огромный опыт демонтажа власти. И в случае реальных шагов Зеленского в сторону капитуляции, есть шанс, что он вместе со своей администрацией окажется на «свалке истории».

О «плане Б»

Поэтому, по всей видимости, и был включен «план Б», который предусматривает прежде всего открытое давление на европейских политиков путем представления Украины в качестве недоговороспособного государства, а нашего политического руководства – как безответственного и не желающего закончить войну на Донбассе.

На этом фоне вполне возможен разговор не только об отмене санкций по отношению к Кремлю, но и попыток «съехать» с крымской темы.

Как ни странно, но такое развитие на руку и самому Зеленскому, и его окружению. Ведь даже поездки чиновников разного уровня по регионам и встречи с общественностью, и прежде всего с ветеранами войны на Донбассе, ярко показали, что общество в целом не поддерживает идею «договорняка» путем сдачи территорий и людей «серой зоны». Поэтому отказаться от реализации самой идеи отведения группировки под соусом невыполнения боевиками договоренностей – неплохой способ «сохранить лицо».

Естественно, что даже в таком формате, но Путин продолжит серьезно давить – причем как Зеленского, так и на европейских переговорщиков. Тем более, что уже первый напор был удачным –  удалось заставить Зеленского, а следом и весь украинский политикум говорить об отводе группировки. Причем со ссылкой на Минские соглашения, где черным по белому написано только об отведении тяжелого вооружения! Но никак ни об отводе войск в целом.

О результатах «договоренностей»

Фактически мы видим, что к большому сожалению Украина вольно или невольно стала идти в тех рамках, которые нам прописывает Путин и компания.

Есть и другой момент в этой всей истории с «формулой Штайнмайера – Лаврова». Речь идет прежде всего о мотивации армейцев, которые ныне находятся на передовых позициях. Говорить о том, что военные не выполнят приказ об отходе и начнут откровенный бунт – это просто нереальный фейл. Выполнят и отойдут. Но я, например, нисколько не удивлюсь, если после этого пойдет просто шквал желающих досрочно уйти в запас или разорвать контракт. Понятно, что причина будет указываться какая угодно, но в действительности будут уходить «последние из могикан» – те, кто реально верил, что на Донбассе он защищает свой дом и свою семью от «гиви-моторол».

И любые попытки силой или другим способом оставить офицеров в армии выглядят крайне потешно. Как, например, недавно прошедшая информация о том, что летный состав заставят подписывать 10-летний контракт. Как показывает практика и конкретный случай с тремя летчиками 229-й штурмовой бригады, если человек собрался уйти из армии, то удержать его практически невозможно. Да и велика ли ценность боевого летчика, который делает свою работу из-под палки?

В итоге мы придем к ситуации 2014 года, когда часть летного состава просто саботировала выполнение приказов. И часто были случаи нанесения бомбовых ударов в чистом поле или засвеченная пленка после разведывательного вылета на Крым…

В целом же можно говорить, что не очень опытная команда нового президента попала в искусно расставленные «силки» российской дипломатии, и недаром на своей большой пресс-конференции Зеленский говорит о том, что ныне он находится «в конкретном шпагате». И думается, что ныне любой выход для Зеленского из этой ситуации будет чреват какими-либо потерями для нашей страны. И, дай бог, если только территориальными.

Следите за актуальными новостями бизнеса и экономики в наших Telegram-каналах Mind.Live и Mind.UA, а также Viber-чате