Заболело в мире
5,375,648
Умерло в мире
343,721
Вылечилось в мире
2,149,412
Заболело в Украине
20,986
Умерло в Украине
617
Вылечилось в Украине
7,108
Украина не Абхазия? Как РФ видит будущее украинского Донбасса

Украина не Абхазия? Как РФ видит будущее украинского Донбасса

О возможных сценариях развития событий на оккупированных территориях Украины

Этот материал также доступен на украинском
Украина не Абхазия? Как РФ видит будущее украинского Донбасса
Фото: DR

Абхазия в начале года попала в ленты новостей из-за протестов по результатам президентских выборов.

9 января в Сухуми прошла самая масштабная акция оппозиции за последние месяцы. В этот день Верховный суд Абхазии повторно рассматривал апелляцию оппозиционного кандидата от партии «Амцахара» Алхаса Квицинии о признании недействительными итогов прошедших 8 сентября 2019 года президентских выборов, на которых Рауль Хаджимба был переизбран на второй срок. Протестующие пошли на штурм администрации президента. Парламент, который собрался на внеочередную сессию, проголосовал за отставку главы государства.

Сейчас в непризнанной и оккупированной РФ Абхазии по решению суда должны состояться повторные президентские выборы.

Подробнее об этом Mind писал в геополитическом обзоре событий и их влияния на Украину.

О сценарии развития событий на оккупированных страной-агрессором территориях, а также о том, что из него может быть воплощено на оккупированном украинском Донбассе и в Крыму, рассказал Mind военный эксперт Михаил Жирохов.

Последние события в оккупированной Россией Абхазии ярко показывают те проблемы, с которыми продвигается пресловутый «русский мир» на постсоветском пространстве.

Напомним, что Верховный суд Абхазии отменил итоги президентских выборов в анклаве и постановил назначить повторные выборы. Произошло это после того, как оппозиция устроила силовое противостояние с требованием отставки президента Рауля Хаджимбы. Стоит напомнить, что на выборах он набрал 47,39% голосов, тогда как его соперник – лидер оппозиционной партии «Амцахара» Алхас Квициния – 46,19%. Для небольшой территории разница просто мизерная – всего тысячу человек.

Что скрывается за протестами в Абхазии

Казалось бы, события на очередной оккупированной РФ территории, которая была отобрана у Грузии, мало соотносятся с нашими реалиями. Однако это только на первый взгляд: события после 1992 года происходят по одному и тому же сценарию. И, несмотря на различия, Абхазия, Приднестровье, «республики Донбасса», Южная Осетия –это звенья одной цепи. И подход к ним совершенно одинаковый. Поэтому и процессы происходят одни и те же.

Правда, в разных масштабах – ведь невозможно сравнивать проблемы относительно небольших по населению и территории Южной Осетии и Приднестровья с Восточным Донбассом и Абхазией. А значит, то, что сейчас происходит в Абхазии, – это то будущее, которое ждет оккупированный Восточный Донбасс, в случае если конфликт продлится достаточно долго.

Абхазия отторгнута от Грузии в 1993 году – то есть 27 лет тому назад. За это время Россия не сделала ничего, чтобы помочь построить экономику этого анклава, а только закачивала в нее деньги. Причем закачивала весьма специфически – за счет откатов, которые идут на самый верх российской власти. Фактически за эти годы создана уникальная коррупционная экономическая модель государства.

В итоге все нынешние проблемы Абхазии – это просто свара двух противоборствующих российских правящих кланов, развязываемая руками руками местных жителей, за то, кто именно будет получать откаты за государственное финансирование из российского бюджета.

Понятно, почему это происходит именно сейчас, а не раньше. Российский бюджет под санкциями оказался «не резиновым». Ведение сразу трех войн (Донбасс, Сирия и, с недавних пор, Ливия) и финансирование многочисленных оккупированных территорий (включая Крым) на просторах бывшего Союза – весьма затратное дело. И уже с прошлого года началось урезание тех сумм, которые страна может потратить на геополитические игры своего лидера.

Какой сценарий планируется для оккупированного Донбасса

В точно таком же состоянии ныне находятся и оккупированные территории Донецкой и Луганской областей. По самым скромным подсчетам, ежегодно содержание «ЛДНР» обходится российскому бюджету в $6 млрд, из которых половина расходуется на оказание социальной помощи населению, а остальные – на обеспечение вооруженных формирований: боеприпасы, ГСМ, денежное довольствие личного состава, пропаганду и т. д.

И этот груз становится с каждым годом все неподъемнее. Поэтому и активизировались попытки переложить на Украину расходы по содержанию этих территорий с сохранением общей ориентированности населения и органов власти на Россию. Пока есть четкое неприятие со стороны украинской власти и гражданского общества, но как будет дальше – непонятно.

И еще очень показательный момент – решение «внутриполитического» кризиса в Абхазии осуществлялось напрямую российскими чиновниками. Для этого срочно прилетел помощник президента России Владислав Сурков, который и курирует анклавы (в том числе и «донбасские республики»). То есть ни о какой правосубъектности говорить не приходится.

Попытки россиян перевести конфликт на Донбасс в статус внутриукраинского выглядят как минимум топорно. Но, увы, успехи у российской пропаганды уже есть. Например, последний обмен удерживаемыми лицами большинство наших средств информации упорно показывало как результат договоренности между Украиной и ОРДЛО. При этом стыдливо умалчивали, что договоренность об этом была достигнута в результате личной встречи президентов Украины и России.

«План Б» для украинского Донбасса

Есть у России и «план Б» в попытках экономически содержать оккупированные территории Донбасса. Это создание условий для запуска экономики – все-таки тут осталось сразу несколько достаточно мощных предприятий угольной и металлургической отрасли. Но все упирается в международные санкции и невозможность создания полного цикла производства.

Подводя итог, можно говорить о том, что своей несбалансированной политикой в отношении бывших постсоветских стран РФ загнала себя в тупик. За эти годы российской элите не удалось сформировать политическую линию. Фактически у нее так и не появилось союзников: Беларусь все более проблемная территория, Казахстан идет своим путем. Даже Армения не в полной мере отвечает традиционному понятию «союзник».

Все отношения строились исключительно на гибридных способах «принуждения к миру» – путем оккупации и прямой поддержки  анклавов на территории Грузии, Молдовы и с некоторых пор Украины. Однако такая политика была эффективна до тех пор, пока российский бюджет мог себе позволить за счет высоких цен на энергоносители содержать эти территории.

Сейчас же, находясь, во-первых, под достаточно жесткими санкциями со стороны США и Европы и столкнувшись с началом перехода на другие источники энергии, Кремль уже не в полной мере может проводить такую политику и дальше.

Нужно принимать какие-то решения, причем кардинальные, к чему современная политическая элита просто не готова. Да и оболваненный телевизором народ просто не поймет и не поддержит. Поэтому пока Путин и его окружение вынуждены идти по накатанному пути. Как долго это может продолжаться, зависит от многих факторов, в том числе и действий нашей власти.

Следите за актуальными новостями бизнеса и экономики в наших Telegram-каналах Mind.Live и Mind.UA, а также Viber-чате