Режиссер Виталий Малахов: «Современный театр должен не просто пересказывать сюжеты, а демонстрировать свое отношение к ним»

Режиссер Виталий Малахов: «Современный театр должен не просто пересказывать сюжеты, а демонстрировать свое отношение к ним»

Художественный руководитель Киевского театра на Подоле – о революции в головах, сюжете как поводе для размышлений и лице театра

Цей матеріал також доступний українською
Режиссер Виталий Малахов: «Современный театр должен не просто пересказывать сюжеты, а демонстрировать свое отношение к ним»
Виталий Малахов (справа)
Фото: Ira Marconi / theatreonpodol.com

23 февраля на Новой сцене Киевского театра на Подоле впервые покажут мюзикл «GOT TO BE FREE, или Должен быть свободным», в основу которого положены недавние исторические события – Революция достоинства. Спектакль вошел в «подольский» репертуар после нескольких лет существования в концертном формате, но уже успел выступить хедлайнером канадского фестиваля украинской культуры Bloor West Village Toronto Ukrainian Festival.

Mind решил пообщаться с основателем и художественным руководителем театра Виталием Малаховым. Мы поговорили об очередных премьерах, о различии в режиссуре театра и кино, а также о том, какой слой публики выкристаллизовался с появлением в Киеве нового здания театра. А еще режиссер с 40-летним стажем рассказал, почему считает, что, взявшись за музыкально-драматическую постановку «Разве ревут волы, когда ясли полны?», он переоценил свои силы.

– Расскажите, пожалуйста, о премьере, рок-мюзикле по событиям Майдана «GOT TO BE FREE, или Должен быть свободным». Чем вам близка эта тема?

– В тексте есть фраза, что революция – в головах. Выбор, обновление и единство – это три мои главные ассоциации с Майданом. Для меня это изменение отношения к миру, к окружающей среде, поскольку, к счастью или к сожалению, никогда ни до, ни после Майдана украинцы не были такими сплоченными, не было такого единства. Это стало проявляться в обычных вещах. Например, водители начали друг другу улыбаться, пропускать друг друга. Потому что у нас есть такая черта: сначала я посмотрю, что из этого получится, а потом подумаю, включаться в это или нет.

Во время Революции достоинства все как будто созрело со всех сторон, и люди сплотились – не надо было говорить о толерантности, потому что перестали существовать социальные, национальные, возрастные или любые другие уровни. Произошло некое обновление: что означает личность, означает коллектив.

– В чем, по вашему мнению, идея этого мюзикла?

– Наверное, в том, что надо тщательнее относиться к своей истории. Сейчас мы отдаляемся от революции и начинаем понимать ее реальное значение для страны. Не только в том, подписали мы ассоциацию с ЕС или не подписали, а как одной из ступеней к объединению нации, самоидентификации. Цель достигнута, но со временем, в повседневной суете это понимание теряется, поэтому надо чаще об этом напоминать.

Віталій Малахов: «Треба ретельніше ставитися до своєї історії»
Сцена из спектакля GOT TO BE FREE
Фото: theatreonpodol.com

«На пачках сигарет пишут предостережение, что курение вызывает рак. Но мы думаем, что это касается кого-то другого, не нас лично. В период Майдана, мне кажется, все поняли, что эти события касаются каждого».

Віталій Малахов: «Треба ретельніше ставитися до своєї історії»

Фото: Facebook-страница Театра на Подоле

– Еще одно новое музыкально-драматическое представление в Театре на Подоле, в котором играет театральный джаз-рок бэнд, – «Разве ревут волы, когда ясли полны?». В начале идут титры, что в 2005 году существовал эксперимент «Театр в тюрьме», в котором были задействованы три украинские исправительные колонии. Профессиональные режиссеры ставили спектакли, а все роли исполняли заключенные и сотрудники колоний. Герои вашей постановки – тоже заключенные, которые вроде играют спектакль по Панасу Мирному. Почему вы решили поместить их именно в такие условия?

 – Мне кажется, что сегодняшний театр не должен просто пересказывать сюжеты, а должен показывать свое отношение к ним. Сюжет – это повод для размышлений. К сожалению, сейчас я вижу только намеки на то, что хотел бы видеть в «Разве ревут волы...».

Віталій Малахов: «Треба ретельніше ставитися до своєї історії»
Роман Халаимов, исполнитель главной роли (Чипки) в спектакле «Разве ревут волы, когда ясли полны?»
Фото: Ira Marconi / theatreonpodol.com

Мы будем существенно переделывать спектакль, особенно первое действие. На мой взгляд, я переоценил свои режиссерские способности, потому что думал, что могу сделать постановку, практически не изменяя текст (инсценировку по роману Панаса Мирного сделал журналист и театровед Виталий Жежера, который играет в спектакле роль деда Власа. – Mind).

Віталій Малахов: «Треба ретельніше ставитися до своєї історії»
Виталий Жежера в роли деда Уласа
Фото: Ira Marconi / theatreonpodol.com

К сожалению, только режиссерскими акцентами зрительское внимание не удержишь – не все их вполне понимают. Поэтому я рад, что работаю не в кино, а в театре, где все можно разобрать и собрать снова. Также несколько трансформировался спектакль «Шесть характеров ненаписанной комедии» (премьера состоялась 10 мая 2018. – Mind). О нем в книге отзывов кто-то написал: «Верните предыдущий финал».

Віталій Малахов: «Треба ретельніше ставитися до своєї історії»
Сцена из спектакля «Разве ревут волы, когда ясли полны?»
Ira Marconi / theatreonpodol.com

Наверное, также важно сказать, что кроме того что я постановщик в этом театре, я еще и руководитель, поэтому перед выходом каждого нового спектакля стоит задача воспитания коллектива, сплочения актеров. В труппе сейчас много молодых актеров – им требовалось представление, где бы они вместе участвовали. В «Разве ревут волы...» играет наш театральный джаз-рок бэнд...

– Не помню, кому принадлежит фраза, что «есть режиссеры, которые способны удивлять, и все остальные». Вас кто-то удивляет из молодых режиссеров?

– Конечно. Я до недавнего времени был в жюри различных театральных премий, но отказался, потому что не могу судить. Не скажу, что это какие-то великие потрясения, но когда смотрю спектакли других режиссеров, то в любом случае оцениваю, как они построены: «Это я знаю, как делается. Это я могу. А вот здесь интересно, хватило бы у меня смелости так сделать?» Например, когда смотрел «Кошечку» Дикого театра, когда мертвого кота называют «Бандерой» или нечто подобное. Я все-таки человек другой формации, и еще помню, как в любом театре работал КГБист и следил за идеологией.

Из поколения молодых режиссеров могу назвать Давида Петросяна, который у нас ставит DreamWorks по Вырыпаеву. Он достаточно глубоко копает, как для молодого человека. Иван Урывский, который недавно стал главным режиссером Одесского музыкально-драматического театра имени Василько, Стас Жирков.

– С появлением нового здания, как изменилась публика Театра на Подоле (в октябре 2017 года театр открыл президент Украины Петр Порошенко, завершив 25-летнюю эпопею капитальной реконструкции по адресу Андреевский спуск, 20А. – Mind)?

– Публика стала более разнообразной. Если в Гостином дворе и особенно на малой сцене Дворца «Украина» была, так сказать, аудитория «с прихотью», или по крайней мере она пыталась выглядеть интеллигентной, солидной, то теперь, на Новой сцене, она значительно разбавилась другими зрителями. На первых спектаклях Жиркова в антракте чуть ли не драки были. «Орестея» с театром «Мизантроп» привела к нам своего зрителя. Это абсолютно разные миры, разный «электорат». По моему мнению, это хорошо.

«Я против того, чтобы театр имел лицо, а за то, чтобы театр помогал раскрывать лицо автора».

Как говорил один из моих учителей, «определить – значит ограничить». Установить что-то точно можно только мертвое, а пока это живой организм, он меняется. Человек, которого ты считал самым прекрасным в мире, однажды может сделать отвратительную вещь.

Театр Виктюка – очень широкий, но и очень узкий при этом. Мне бы не хотелось, чтобы мои взгляды создавали ограничения, поэтому смиряюсь с работами, к которым могу иметь определенные претензии как режиссер. Но я предполагаю, что могу ошибаться, потому что у каждого свой вкус. Конечно, есть категорические принципы: призывы к геноциду, антигуманный театр – этого у нас никогда не будет.

Віталій Малахов: «Треба ретельніше ставитися до своєї історії»
Виталий Малахов
Фото: Ira Marconi / theatreonpodol.com

«Мне не по душе, когда прием используется ради приема: мат ради мата или обнажение ради обнажения».

Когда мы получили это здание, то договорились, что это будет не просто драматический театр, а своего рода хаб. Поэтому я очень рад, что у нас то возникает мюзикл, то мы становимся площадкой для интересных музыкальных шоу с мировыми проекциями, таких как как концерт джазовой певицы Laura Marti. Надеюсь, что скоро заработают мастер-классы с известными режиссерами театра и кино, значительными личностями.

– А как бы вы описали нынешних зрителей Театра на Подоле?

– Они готовы к экспериментам. Если раньше приходили, чтобы посмотреть, как мы трактуем сюжет, то теперь они готовы к тому, что сюжета вообще может не быть.

– Скоро репертуар пополнит ваша постановка по роману Андрея Куркова «Серые пчелы» с Богданом Бенюком в главной роли. Сам автор определяет так называемую «серую зону» как такую, где ощущается только территория, но не чувствуется страна. Какую дефиницию дали бы вы?

– Трагедия войны и этой «серой зоны» в том, что она проводит линию между людьми. Это история о двух людях, каждый из которых хочет творить добро. А война и «серая зона» очень разграничивают, разрушают отношения. Мы все знаем эти истории, когда семьи распадаются... В то же время «Серые пчелы» о том, что при подобных обстоятельствах люди, наоборот, тянутся друг к другу.

В скандинавских странах самый высокий уровень жизни, но в то же время высочайший уровень суицида, поскольку у них наименьшее количество солнечных дней в году. Поэтому, проводя такую ​​параллель, можно сказать, что «серая зона» – это зона одиночества и тумана, которая просто разрушает человека, лишает радости и солнца в более широком смысле.

Віталій Малахов: «Треба ретельніше ставитися до своєї історії»
Виталий Малахов
Фото: Ira Marconi / theatreonpodol.com

 Для тех, кто впервые слышит о «Серых пчелах», в чем главный конфликт?

– Вообще история очень обычная. О людях, далеких от банальной политики и от лозунгов, которые сомневаются. В пьесе нет такого, что один – за Украину, а другой – против нее. Персонажей ситуация заставила решать, жизнь поставила в такие обстоятельства, что одному из них удобнее ходить за провиантом на территорию, подконтрольную оккупантам. Такой выбор нельзя осуждать, потому что ситуация войны противоестественна для человека.

Есть такое выражение: «Ты можешь не обращать внимания на политику, но придет время, когда политика возьмется за тебя».

– Какие три спектакля стоит посмотреть тем, кто еще не был в Театре на Подоле?

– Что касается моих спектаклей, то это «Дядя Ваня», «Сильнее страсти, больше, чем любовь» – это с юмором, и «Дневник молодого врача». Это чтобы составить мой портрет. А если говорить о портрете Театра на Подоле, тот же «Дядя Ваня», «На дне» и, скажем, «Орестея» и «Девушка с медвежонком».

Віталій Малахов: «Треба ретельніше ставитися до своєї історії»
Виталий Малахов (справа)
Фото: Ira Marconi / theatreonpodol.com

Следите за актуальными новостями бизнеса и экономики в наших Telegram-каналах Mind.Live и Mind.UA, а также Viber-чате