Заболело в мире
11,124,651
Умерло в мире
526,003
Вылечилось в мире
5,905,310
Заболело в Украине
47,677
Умерло в Украине
1,227
Вылечилось в Украине
21,155
Почему Украине следует готовиться к Третьей газовой войне с Россией

Почему Украине следует готовиться к Третьей газовой войне с Россией

Исторические параллели дают основания ожидать новых «сюрпризов» со стороны северного соседа

Этот материал также доступен на украинском
Почему Украине следует готовиться к Третьей газовой войне с Россией

Сегодня в Брюсселе прошли очередные трехсторонние переговоры в формате Украина – Россия – Еврокомиссия. Их целью было попытаться найти компромисс относительно продолжения транзита российского газа по территории Украины. Автор Mind Инна Коваль в своей авторской рубрике «Нота Бене» – о том, почему Россия в января 2020 года начнет Третью газовую войну против Украины, полностью отключив транзит своего газа в Западную и Южную Европу. Даже если трехсторонняя группа и достигнет каких-то договоренностей по транзиту, а также подпишет необходимые документы.

Это произойдет, несмотря на любые заявления и обещания высоких российских руководителей продолжить транзит. И даже если НАК «Нафтогаз Украины», по словам руководителя НАК Андрея Коболева, откажется от своих исков в Стокгольмский арбитраж относительно невыполнения «Газпромом» обязательств о транзите 110 млрд «кубов» в год, как записано в газовых договоренностях 2009 года. Даже несмотря на то, представителям каких политических сил достанется кресло президента Украины и большинство в Верховной Раде после выборов в 2019 году. Просто потому, что это стиль поведения РФ по отношению к своим соседям.

В свое время автору довелось участвовать в освещении двух предыдущих газовых войн – 2006-го и 2009-го годов, причем второй – непосредственно находясь во главе пресс-службы ДК «Укртрансгаз». Поэтому сейчас можно отметить определенные закономерности.

Никакого рационального подхода, только политическое давление. «Северный поток – 2» будет построен к концу 2019-го, несмотря на все угрозы различными санкциями со стороны руководства США в сторону европейских компаний и стран. «Северный поток» – проект сугубо политический, и направлен на то, чтобы максимально сократить Украине источники финансовых поступлений. Ведь транзит российского газа отечественной ГТС приносил $2–3 млрд доходов в год.

Мощность украинской ГТС на выходе на западной границе составляет 179 млрд кубометров газа в год. Однако никогда в жизни она такой объем не прокачивала: максимальные объемы составляли 130 млрд «кубов»/год в начале 1990-х. Затем они ежегодно сокращались, и в последнее время находятся на уровне 80–90 млрд «кубов» ежегодно.

Вместе с тем Россия активно строила обходные газопроводы: в 1999 году через Беларусь и Польшу – первая очередь «Ямал – Европа» мощностью почти 33 млрд в год, на которую вышла в 2006 году, после Первой газовой войны; в 2003 году – через Черное море была проложена первая очередь «Голубого потока» мощностью 16 млрд «кубов» в год, которой достигла в 2017 году. Предыдущие проекты предусматривали на обоих газопроводах строительство и вторых очередей, но впоследствии «Газпром» передумал. В проекте «Ямал – Европа» вторая очередь трансформировалась в проект «Северный поток – 1, 2», в «Голубом потоке» – в новый газопровод «Турецкий поток», который также должны запустить в 2020 году.

Общая мощность обоих «Северных потоков» составит 110 млрд «кубов» газа в год. «Турецкого», который будет выходить в южную Европу, – 32 млрд «кубов» в год. Для Украины ничего не остается.

Почему так трудно определить тариф на транзит газа по «Северному потоку»? Прокачка газа по всей протяженности труб «Северного потока» идет с помощью только двух компрессорных станций на российском побережье Балтийского моря: для первого потока станция расположена в Выборге, для второго – в порту Усть-Луга. Мощность этих компрессорных станций достигает 366 МВт (для сравнения: мощность крупнейшего угольного блока на ТЭЦ – 300 МВт, а наименьшего атомного блока – 440 МВт). Только представьте, какое количество газа россияне сжигают на этих компрессорах, чтобы обеспечить давление в трубе на уровне 220 атмосфер, и чтобы за 12–14 дней газ пришел от российского к германскому берегу. К тому же летом и зимой эти потребности сильно различаются.

Другие технические недостатки проекта «Северный поток» состоят в том, что он проложен по дну холодного Балтийского моря. Газ в трубе протяженностью 1220 км очень сильно охлаждается и становится слишком «мокрым». И когда он доходит до немецкого пункта приема – Грайфсвальд – его необходимо дополнительно «осушать», чтобы довести до европейских стандартов и запустить в общую европейскую газовую систему. В трубопроводе же постоянно скапливается вода, и его приходится периодически останавливать, чтобы ее «слить».

Весной 2010 года, когда «Газпром» начал строить «Северный поток», автор этих строк участвовала в телемосте с российскими политиками и имела дискуссию о необходимости строить обходные газопроводы с одиозным депутатом Госдумы Сергеем Марковым. И тогда прозвучал предварительно рассчитанный тариф – $5,75 за 1000 «кубов» на 100 км. То есть стоимость прокачки газа на все расстояние – 1220 км – составила $70,15 за 1000 «кубов». Это едва ли не самая высокая стоимость в Европе.

Для сравнения: по трубопроводам Украины газ идет 36–48 часов, давление – до 75 атмосфер, тариф на тот момент не достигал и $2 за 1000 «кубов».

Первая газовая война. Причиной всех российско-украинских газовых войн была цена газа и посредники, через которых этот газ поставляется, но это другая история. Итак, Первая газовая война 2006 года длилась четыре дня. Примерно в 20:00 31 декабря 2005 года по приказу Центрального диспетчерского управления «Газпрома» российские компрессорные станции на границе с Украиной начали сокращать объемы прокачки. Газ для Западной Европы шел в полном объеме, а для Украины предоставление объемов прекратили. И утром 1 января 2006 года «Газпром» объявил, что для Украины газ перекрыт, а украинские политики виноваты в том, что не купили у российского монополиста газ на его условиях, поэтому «простые люди» в городах и селах будут замерзать и голодать.

Впрочем, еще пару дней Украина пользовалась газом по полной, потому что, как объяснил тогдашний премьер-министр Юрий Ехануров, страна потребляла туркменский газ, который зашел на нашу территорию еще до Нового года, и два дня транспортировался по трубам к западной границе. Россияне пытались обвинить Украину в «воровстве» экспортного газа, но вынуждены были признать, что просчитались: забыли о туркменском газе, который в то время Украина также покупала. Впрочем, уже в ночь с 3 на 4 января Москва нам же «впарила» своего нового посредника – «РосУкрЭнерго», а заодно через него повысила цену газа с $50 до $95 за 1000 «кубов». Поставки возобновились в полном объеме, и ничего кроме скандалов работа этого посредника Украине не принесла.

Вторая газовая война. Подготовка ко Второй газовой войне 2009 года по стороны России началась за полтора-два месяца. Уже в ноябре 2008 года «Газпром» на крупнейших месторождениях начал «закрывать» скважины-миллионники, то есть те, что дают 1 млн кубометров газа в сутки. Потому что нельзя одновременно перекрыть трубы диаметром почти полтора метра, по которым транспортируется газ, и не закрыть скважины – надо куда-то девать добытый газ. Итак, уже с ноября было понятно, что россияне учли предыдущие ошибки и готовят большую «техническую ловушку».

Украинское правительство во главе с премьер-министром (тогда это была Юлия Тимошенко) должно было бы вести активные переговоры с «Газпромом» и правительством РФ о цене на газ, объемах, условиях транзита. Но ничего этого не происходило, только курсировали слухи, что президент Виктор Ющенко требует от правительства заключить прямые контракты с «Газпромом», без всяких посредников, а правительство подыскивает какого-то своего посредника, с которым уже Юлии Тимошенко было бы выгодно работать. Чаще всего звучало название компании «Итера» и имя ее руководителя Игоря Макарова.

Поэтому технические департаменты «Укртрансгаза» в Киеве и в региональных подразделениях разрабатывали план работы украинской ГТС – второй по мощности в Европе – без транзита российского газа. Все началось вечером 31 декабря 2008 года: россияне постепенно сокращали прокачку газа в направлении Украины, а наши специалисты – закрывали транзит в Европу на западной границе и разворачивали подземные хранилища и компрессорные станции в реверсный режим.

Уже 1 января 2009 года украинская ГТС работал не с востока на запад, а наоборот – из западных ПХГ газ «катался» на 1200 км до восточных границ Луганской и Донецкой областей. Такого не делал никто и нигде в мире: без испытаний и практик огромную систему протяженностью в 37 000 км за пару дней развернуть и настроить на работу в реверсе. Никто не знал, сколько времени система сможет проработать в таком режиме.

Европа давила на Россию и «Газпром», требуя газ, который заранее законтрактовала. Напомним, газотранспортная система Украины состоит из нескольких крупных магистральных газопроводов, транспортирующих газ в разные направления и страны. Например, «Уренгой – Помары – Ужгород» и «Прогресс» заходят со стороны Курской области, и транспортируют газ в Ужгород, на границу со Словакией, а оттуда он идет дальше в Западную Европу. Поэтому технически эти трубы можно было запустить, чтобы Европа получала газ, а Украина – просто его не брала.

«Газпром» решил выкрутить Украине руки, начав требовать, чтобы «Укртрансгаз» этими трубами передавал газ в Молдову и далее на Румынию, Венгрию, Болгарию. И для этого нужно было бы полностью прекратить работу нашей ГТС в реверсном режиме, то есть потребители Украины остались бы без газа вообще. В руководстве газовых компаний Украины и России на тот момент было много специалистов, которые вместе развивали газовую отрасль еще во времена Советского Союза. Но оказавшись по разные стороны баррикад, российские «братья» диктовали требования своим бывшим коллегам без сантиментов: Украину откровенно шантажировали.

Россияне не победили. Дожали всех европейцы, которым надоело сидеть без газа. И россияне не чувствовали себя победителями, потому что при подписании газового контракта в ночь на 19 января 2009 года Украина все еще самостоятельно держала свою газовую систему. Россияне отнюдь не были спасителями, так зачем Юлия Тимошенко согласилась на такую ​​позорную сделку – непонятно. Ни с кем из специалистов «Укртрансгаза» технические условия поставки и транзита не согласовывались.

Правда, украинские газотранспортники уже испытывали определенные проблемы: зима выдалась очень морозной, потребление газа было высоким, и на некоторые направления компрессорные станции уже не могли подавать газ в необходимых объемах. Потребители на «конечных ветвях» начали забирать буферный газ из трубы, давление в системе стало падать. Предел прочности оставался разве что в несколько дней. И все же Украина держалась. Возвращали ГТС к работе в обычном режиме по алгоритму украинских газотранспортников.

Подготовка к отключению происходит заранее. Сегодня «Газпром» объявил о большом ремонте «Северного потока – 1», который запланирован летом 2019 года. А также начал активно выводить из эксплуатации компрессорные цеха на своих больших компрессорных станциях (КС), работающих в украинском направлении со стороны Луганской, Донецкой и Сумской областей. В общем до 2020 года будут выведены семь цехов на КС «Должанская», «Курская» и «Донская». Это как раз те станции, которые прокачивали газ в направлении Ужгорода, на Словакию, Румынию, Польшу, Венгрию, Чехию.

У этих стран были долгосрочные контракты на покупку значительных объемов российского энергоресурса, которые продолжались иногда до 2028–2032 годов. Но, похоже, «Газпром» решил досрочно прекратить их контракты и перевести эти страны на другие источники поставок газа. Через тот же «Северный поток», который летом отремонтируют. И расчеты НАК «Нафтогаз Украины» перенести пункты купли-продажи газа на восточную границу Украины уже становятся призрачными.

Но самое страшное другое: именно из этих направлений транзит российского газа обеспечивал буферный баланс узлов Северного, Восточного и Южного промышленных регионов. Это принцип сообщающихся сосудов: не останется транзита – не будет буферного газа для устойчивой транспортировки собственного газа потребителям, как промышленным, так и бытовым. Значит, придется закачивать и постоянно поддерживать баланс за счет собственного украинского газа. А его надо где-то взять и заплатить за него, поэтому цена может и возрасти.

Чего ждать? Россия в 2020 году прекратит транзит, пусть на несколько недель или месяцев. А после того как Украина построит новую структуру поставок и распределения газа по внутренней газотранспортной системе, РФ согласится на мизерный транзит. Но начнет требовать, чтобы его делали из совершенно несопоставимых точек входа-выхода, как это было в 2009 году. И начнется шумная пиар-кампания на весь мир:– мол, Украина сама отказывается от транзита. Задача одна – разрушить построенную структуру поставок на внутреннем рынке. И здесь важную роль будет играть позиция политического истеблишмента Украины: если подобные требования попытаются выполнить, то Третью газовую войну Россия выиграет, а с ней – и войну на востоке Украины.

Следите за актуальными новостями бизнеса и экономики в наших Telegram-каналах Mind.Live и Mind.UA, а также Viber-чате