«Снижу цены на приложения в AppStore»: как выглядит предвыборная кампания по-американски

«Снижу цены на приложения в AppStore»: как выглядит предвыборная кампания по-американски

И как стремительное развитие IT влияет на мировую антимонопольную практику

Этот материал также доступен на украинском
«Снижу цены на приложения в AppStore»: как выглядит предвыборная кампания по-американски
Американский сенатор Элизабет Уоррен
Фото: News Channel 5

В начале 2019 года американский сенатор Элизабет Уоррен объявила о намерении выдвинуть свою кандидатуру в президенты США от Демократической партии, запустив тем самым избирательную президентскую кампанию-2020. В отличие от украинских коллег, соревнующихся за то, кто как сильно снизит цены на газ или выделит дотации на содержание крупного рогатого скота, для американского общества более актуальными являются уже другие проблемы – монополизация онлайн-мира офлайновыми корпорациями. На призывах к борьбе с таким явлением, среди прочего, и строит свою предвыборную риторику сенатор Уоррен, увеличивая тем самым свои шансы на успех у избирателей. Почему так происходит и к чему может привести, специально для Mind рассуждает управляющий партнер юридической фирмы Pravovest Глеб Сегида.

Что пообещала Элизабет Уоррен? Госпожа Уоррен заявила, что в случае избрания ее президентом будет добиваться принятия законопроекта, направленного на разрушение монополий (или стремление стать таковыми) компаний высокотехнологичного сектора. Так сказать, популизм для малого и среднего бизнеса Кремниевой долины. Тут следует вспомнить, что Калифорния традиционно является штатом, поддерживающем на выборах кандидата от демократов.

Политик предлагает имплементировать в антимонопольное законодательство понятие «платформы общего пользования». Им будут определяться компании с годовой выручкой свыше $25 млрд, предлагающие ко всеобщему доступу в интернете торговые площадки, биржи или платформы для связи между участниками. То есть это такие компании, как Alphabet (Google), Apple, Amazon, Facebook, Microsoft (владеет LinkedIn и Skype) и пр.

Насколько уместна такая риторика? На самом деле с опасениями сенатора трудно не согласиться. Если открыть рейтинг компаний с самой высокой капитализацией в мире – почти весь список топ-структур составляют высокотехнологичные компании, основной заработок которых базируется на разработке и поддержке собственных онлайн-площадок и гаджетов, для работы которых необходим их же софт.

Если посмотреть на список крупнейших слияний и поглощений – мы увидим многомиллиардные сделки по приобретению Facebook или Amazon своих конкурентов либо компаний, благодаря которым ІТ-гигант может выйти на новый для себя сегмент рынка.

Виртуальный мир уже давно перестал быть таковым, учитывая, сколько времени современный человек проводит в интернете, сколько покупает в онлайне и насколько современный бизнес «привязан» и зависим от поисковика Google и социальных медиа.

И, скорее всего, даже если и не с подачи Элизабет Уоррен, антимонопольное законодательство США вскоре будет изменено, чтобы соответствовать современным реалиям. А это повлечет за собой аналогичные процессы и в других странах.

Как в США борются с монополиями? Первый закон против монополий в экономике Соединенных Штатов был принят еще в 1890 году. Акт Шермана (Sherman Act) стал основой антимонопольного законодательства «страны дикого капитализма».

Но активно использовать этот документ стали только в ХХ веке. Среди самых громких примеров – процесс против Standard Oil Джона Рокфеллера и American Tobacco Company в 1911 году, против American Telephone & Telegraph в 1982-м и против Microsoft в 2001-м.

Standard Oil, которая контролировала до 91% рынка добычи нефти в США, была разделена на 34 компании (среди которых – современные ExxonMobil и Chevron). American Tobacco Company разделили на четыре компании, а American Telephone & Telegraph (компания, основанная еще изобретателем Александром Беллом) трансформировалась в AT&T, и из ее состава были выведены семь региональных компаний.

Последний громкий кейс – антимонопольный процесс против Microsoft, длившийся с 1998 по 2001 год. Монополист на рынке программного обеспечения был обвинен в «навязывании» своих продуктов, отличных от Windows, как обязательных к использованию на компьютерах с ПО от Microsoft.

К чему это привело? Именно благодаря американскому правосудию сегодня мы не обязаны использовать только Internet Explorer на компьютерах с Windows. А в IE был интегрирован поисковик MSN Search (Bing).

Иначе говоря, не факт, что поисковик Google (и браузер Google Chrome) смог бы превратиться в ту компанию, которую мы знаем сегодня, если бы американский суд не ограничил попытки Microsoft полностью монополизировать рынок софта. Скорее всего, Google был бы куплен Microsoft за относительно небольшую сумму и «растворился» бы в большой корпорации.

И именно это сегодня делает уже Google, Amazon и Facebook: имея огромный финансовый ресурс, они скупают другие онлайн-магазины (например, Zappos), социальные медиа (Instagram), мессенджеры (WhatsApp), еще больше увеличивая свою выручку и не давая конкурентам вырасти так сильно, чтобы реально им угрожать.

И конечно же, приложения от Apple обладают преимуществом на AppStore по сравнению с приложениями других разработчиков. Как минимум, потому что Apple получает доступ к информации о разработках конкурентов и имеет полную аналитику об их популярности у пользователей. Сторонние же разработчики такой привилегии не имеют.

Как может повлиять на рынки «закон Элизабет Уоррен»? Пока деталей законопроекта нет, но можно предположить, что именно произойдет в отрасли, если он будет принят. Одной компании нельзя будет одновременно и владеть площадкой/платформой, и выступать ее участником. Например, Apple придется отказаться от размещения в AppStore собственных приложений. Alphabet придется снять монополию Google Ads на размещение контекстной рекламы в своем поисковике и т. д.

Федеральная торговая комиссия будет блокировать те сделки по покупке монополистами других компаний, которые могут ограничивать конкуренцию на рынке. Например, Facebook, учетную запись в котором имеют две трети американцев, не смог бы купить Instagram.

Развитие общества и технологий невозможно без конкуренции. Это было доказано историей. Но вполне вероятно, что эра доминирования Google, Apple, Amazon и Facebook близится к своему завершению, и они повторят судьбу нефтяной империи Джона Рокфеллера. Или же, как Microsoft, будут взяты под более строгий контроль, что откроет путь на вершину новым компаниям. А они в свою очередь через пару десятилетий также станут монополистами, и антимонопольное законодательство придется менять уже с учетом особенностей их работы. Только так деловой мир сможет уберечь себя от всех прелестей «дикого капитализма», который несут с собой монополии в любом их проявлении.

Следите за актуальными новостями бизнеса и экономики в наших Telegram-каналах Mind.Live и Mind.UA, а также Viber-чате