Заболело в мире
12,292,678
Умерло в мире
555,493
Вылечилось в мире
6,760,613
Заболело в Украине
52,043
Умерло в Украине
1,345
Вылечилось в Украине
24,800
Границы дозволенного: что прячется «между строк» встречи Зеленского и Путина в Париже

Границы дозволенного: что прячется «между строк» встречи Зеленского и Путина в Париже

К чему стремятся воюющие стороны и почему Путин вспомнил Сребреницу

Этот материал также доступен на украинском
Границы дозволенного: что прячется «между строк» встречи Зеленского и Путина в Париже
Президент Украины Владимир Зеленский и президент РФ Владимир Путин
Фото: DR

Президентам Украины и России 9 декабря в рамках встречи в Париже в «нормандском формате» удалось договорится об обмене пленными. Однако вопрос передачи Украине контроля украинской границы по-прежнему остался не решенным.

Какие выводы можно сделать из публичных заявлений двух сторон по результатам встречи и на что следует обратить внимание украинской власти, рассказал Mind военный эксперт Михаил Жирохов.

Краеугольным камнем всего минского мирного процесса является контроль над отрезком украинско-российской границы в пределах оккупированных территорий Луганской и Донецкой областей. Полностью игнорируя любое международное право, Россия любыми способами старается не отдать участок российско-украинской границы протяженностью 408 км под контроль государственных структур. Такой себе нонсенс в международных отношениях.

За что «торгуется» Россия

Именно поэтому время от времени появляются разнообразные планы, которые, кроме как уловками, сложно назвать – совместный контроль с представителями территориальных общин, контроль с помощью беспилотников, миссии ОБСЕ и многое другое.

Для Украины вопрос контроля границы является основным, так как за пять лет войны на Донбассе именно неконтролированность границы стала одной из основных причин ужесточения конфликта. Именно через границу начиная с лета 2014 года постоянно переправляется оружие, наркотики, контрабанда, криминал, российская агентура и диверсанты.

И такое положение вещей, помноженное на «особый статус» оккупированных территорий, будет означать, что весь этот негатив будет свободно распространяться по всей территории Украины. А это именно то, против чего была начата антитеррористическая операция весной 2014 года.

Теперь, если наше военно-политическое руководство согласится на любой российский вариант, такое положение вещей станет реальностью. И будет означать победу РФ и ее марионеток.

О позиции Путина

Пока, к сожалению, ситуация с границей для нас складывается крайне негативно. Несмотря на встречу в Париже, которую некоторые СМИ представляют минимум как прорыв в отношениях РФ – Украины, Россия демонстративно выносит вопрос контроля границы «за скобки» и ни на миллиметр не отступила от своей позиции образца 2014 года.

Чего стоит только выступление президента РФ Владимира Путина, которое фактически обнулило все итоги встречи в Париже. Имеются в виду его рассуждения о том, что начнется, если украинская армия закроет границу с Россией. Вывод кремлевского лидера однозначный: «Сребреница будет, вот и все».

Причем выбраны были не более понятные россиянам операция МВД РФ по «зачистке» чеченского села Самашки в 1995 году. Или для тех, кто родился во времена СССР, – уничтожение всех жителей белорусского села Хатынь в 1943 году. И это совсем не случайно.

Сребреница – этот известный эпизод Боснийской войны гораздо ближе европейцам. Последние до сих имеют некий комплекс вины за то, что в июле 1995 года не смогли предотвратить убийство боснийскими сербами 7000 – 8000 боснийских мусульман.

И несмотря на то, что Международный трибунал вынес решение по бывшей Югославии и командующий армией Республики Сербской генерал Ратко Младич в 2017 году был приговорен к пожизненному заключению, этот конфликт сохранился в общественной памяти.

Поэтому Путин и прибегает к такой манипуляции европейским сознанием, уточняя у канцлера Германии Ангелы Меркель и французского президента Эмманюэля Макрона: «Хотите, как в Сребренице?». Учитывая такой подход, говорить о том, что российский лидер собирается выполнять какие-либо соглашения, даже подписанные при участии европейских политиков, не приходится.

Второй важный вывод из его речи – он не доверяет не только Зеленскому, но и международным посредникам. Значит, он никогда не согласиться, например, на ввод миротворческих сил – ЕС или ООН – на Донбасс.

Тем более что Минские соглашения, на которые так любят ссылаться все причастные к событиям на Донбассе, написаны очень толково – так, что выполнять и трактовать их можно по-разному, в зависимости от политической воли.

Чем рискует Украина

Предыдущему президенту Украины Петру Порошенко удавалось «выполнять их, не выполняя». Украина настаивала на том, что там прописаны не только наши шаги, но и России как стороны конфликта. Порошенко тогда удавалось балансировать и доказывать, что Украина является такой же стороной конфликта, а не гарантом выполнения Минских соглашений. Теперь очевидно, что новое руководство страны пытается соответствовать российским «пожеланиям» в рамках соглашений. 

Так, после встречи в Париже российская позиция не изменилась, зато мы в одностороннем порядке собираемся отходить еще на трех участках на линии фронта на Донбассе.

Относительно безболезненно как это было в прошлый раз – не получится. Конфигурация линии соприкосновения такова, что отход практически в любом месте будет крайне болезненно воспринят в армейских кругах. Да и гражданское общество настроено в отношении президента крайне негативно, что подтвердили недавние мирные акции протеста.

В свою очередь окружение Зеленского в лице министра внутренних дел Авакова, понимая ситуацию, пытается «делать хорошую мину при плохой игре». Иначе как оценить его инициативу с последовательной передачей границы за день до выборов на оккупированных территориях, которая не закончится ничем в отсутствие «отмашки» Путина. Все прекрасно понимают, что он принципиально не соглашается на передачу Украине контроля украинской границы.

Как отразится на местных жителях передача контроля над границей Украине

Все это время граница с российской стороны продолжала функционировать в штатном режиме. Оружие, боеприпасы и «добровольцы» ехали и едут отдельными колоннами и эшелонами. Местные жители продолжают формально восприниматься российскими пограничниками как граждане Украины и на них распространяются те же правила, как и при пересечении границы в любом другом месте.

Единственное исключение – россияне признают документы, выданные «ЛНР» и «ДНР». Понятно, что возвращение границы создаст временные проблемы для жителей. Последним понадобится время, чтобы восстановить утраченные украинские документы или получить новые.

Но в целом серьезных проблем это не создаст. Тем более не случится и «гуманитарной катастрофы», о которой так любят рассказывать на российском телевидении. Возможно будут вопросы к тем людям, которые уехали в РФ в последние годы. Хотя, вероятно, они и не горят желанием вернуться обратно.

В целом ситуация с границей и нежеланием Путина отдавать ее под контроль нашего государства вызывает наибольшее опасение. Наравне с угрозой возобновления активных боевых действий. И бескомпромиссное решение по границе должно лежать в основе любых переговоров с участием западных политиков.

Понимает ли сложившуюся ситуацию Зеленский и его команда – вопрос пока риторический. Сейчас складывается впечатление, что глобального видения «дорожной карты» урегулирования конфликта на Донбассе у новой власти просто нет. Есть только предвыборные обещания, которые, как оказалось, выполнить совсем непросто. 

Следите за актуальными новостями бизнеса и экономики в наших Telegram-каналах Mind.Live и Mind.UA, а также Viber-чате