Заболело в мире
20,391,697
Умерло в мире
743,724
Вылечилось в мире
12,624,538
Заболело в Украине
84,548
Умерло в Украине
1,970
Вылечилось в Украине
45,686
Почему государством нельзя управлять, как частной компанией

Почему государством нельзя управлять, как частной компанией

И какой должна быть зарплата государственных топ-менеджеров

Этот материал также доступен на украинском
Почему государством нельзя управлять, как частной компанией
Фото: pixabay

По украинскому информпространству один за другим прокатились несколько скандалов, связанных с размером заработной платы топ-чиновников. Возникший резонанс привел к тому, что на данной проблеме сделал «особый акцент» даже президент Владимир Зеленский. Также до сих пор идут дискуссии по поводу того, сколько должны получать госслужащие высшего ранга в Украине и корректно ли сравнивать объемы их вознаграждения с доходами топ-менеджмента крупных корпораций. Насколько эффективны бизнес-подходы в управлении государством? В чем ключевые отличия между управлением частной компанией и министерствами? Какие инструменты управления бизнесом не применимы для государственного сектора? И как подходить к оплате труда первых лиц страны? Свои ответы на эти вопросы специально для Mind предлагает CEO консалтинговой компании R&C Kyiv Group LLC Жанна Балабанюк.

Зачем стране «люди из бизнеса»? В последнее время все популярнее становится идея, что государство сродни корпорации, а значит, и управлять им можно по тем же законам, что и крупным бизнесом. Такие месседжи обрастают множеством деструктивных мифов и рекомендаций, касающихся непосредственно Украины. Деструктивны они потому, что являются инструментом разрушения отечественной системы госуправления.

Самыми распространенными мифами можно назвать следующие.

«Страна – это как компания, а граждане – ее акционеры. И если мы будем управлять страной по аналогии с успешной компанией, то сможем заменить неэффективное государственное управления лучшими практиками из бизнеса».

«В государственный сектор должны прийти эффективные люди из бизнеса и заменить собой неэффективных государственных чиновников».

«Чиновники работают за маленькую зарплату, поэтому и воруют. А если мы поднимем им оклады, то воровать не будут».

«Депутаты и министры не могут работать за маленькие зарплаты – они же представляют страну».

«Труд пришедших из бизнеса менеджеров стоит дорого, и мы соответственно должны платить им, как в частном секторе».

«Без привлеченных топ-менеджеров из бизнеса страну изменить невозможно, существующие чиновники не способны провести изменения».

Этот список можно продолжать. Ключевое здесь то, что уже длительное время часть политиков, экспертов и представителей бизнеса, критикуя государственное управление Украиной, уверенно заявляют, что спасение страны заключается в приходе руководящих кадров из деловой среды и внедрении бизнес-практики в госсекторе.

Действительно ли это так? Какие есть риски и ловушки в таких утверждениях? Что упускается из виду и нивелируется в подобных мыслительных конструкциях?

Начнем с главного. Корректно ли сравнивать государство с акционерным обществом и говорить, что все граждане – его акционеры? Ведь есть ряд абсолютно объективных ключевых различий.

Первое. Цель деятельности любой компании – получение и увеличение прибыли, а цель государства – забота обо всех слоях населения. Успешность государства измеряется не тем, какие условия оно создает самым богатым, а тем, как заботится о наиболее незащищенных. Именно поэтому успешными и богатыми государствами являются те, где высокие социальные стандарты.

Второе. Бизнес подбирает персонал в соответствии со своими целями и задачами. При этом каждая компания хочет найти как можно лучших специалистов, привлекая их с рынка труда. Соответственно, управляет только тем персоналом, который у нее работает, формируя собственную политику оплаты, компенсаций и социальных стимулов.

А вот с государством все не так. Государство несет ответственность за всех граждан, а это не только работающее население. Это еще и дети, старики, больные, нетрудоспособные и заключенные. Если компания при экономическом кризисе может уволить сотрудников, тем самым уменьшив свои издержки на персонал, то государство независимо от экономической ситуации все равно должно обеспечивать пусть даже минимальные, но стабильные социальные гарантии для всех.

Третье. Некоторые частные компании имеют свои достаточно обширные программы корпоративной социальной ответственности. И длительный период их реализуют в регионах, где размещаются их производственные площадки. Эти программы значительно влияют на уровень жизни, внося позитивный вклад в развитие населенного пункта или целого региона.

Но ни одна из этих программ не покрывает все издержки всех или даже одного объекта социальной сферы, таких как детский садик, школа, больница, дом престарелых, которыми пользуются все проживающие в населенном пункте (речь не идет о детских садах и амбулаториях, которые созданы при производствах). Бизнес частично может помогать, решая те или иные проблемы, но отнюдь не берет на себя все затраты. Готова ли хотя бы одна компания в Украине на постоянной основе взять на полное обеспечение хотя бы один из социальных объектов общего пользования в том населенном пункте, где она работает? Вряд ли.

Четвертое. Компания нанимает и увольняет персонал в соответствии с деловой или производственной необходимостью. И не несет ответственности за работника после того, как трудовые отношения закончились. Государство, наоборот, в ответе за все трудоспособное население. И если гражданин остается без работы, государство должно создать условия для его трудоустройства, самозанятости или как минимум выплачивать временное пособие по безработице. То есть заниматься и теми, кто уволен, в частности, из корпоративного сектора и еще не успел трудоустроиться. Создавая условия, при которых безработные смогут быть занятыми, – найти работу по найму или стать предпринимателями.

Ключевое отличие в управлении государством и частной компанией – это социальная составляющая. В частном бизнесе она ограничивается заботой только о нанятых сотрудниках, иногда – частично о членах их семей (например, медицинская страховка, оплата детского садика или школы детей сотрудников и т. д.), на период их работы в компании. Бюджеты на эти нужды выделяются в пределах социальной сознательности собственников. Государство не может позволить себе об одних заботиться, а о других нет. Или отказаться от некоторых групп населения. Или обеспечивать социальные выплаты время от времени, а не постоянно.

Мы живем в стране, где собственники бизнеса часто озвучивают тезис: «О какой социальной ответственности бизнеса может идти речь, если мы создаем рабочие места, и этого достаточно?» Социально ответственных компаний единицы, экономика на 40–60% в тени, что априори аннулирует какую-либо социальную ответственность на «сером» и «черном» рынке труда. Соответственно, ценности и практика социальной составляющей в части работающего бизнеса напрочь отсутствуют.

На этом фоне менеджмент страны заявляет, что министры не могут работать за маленькие зарплаты. Исходя из нужд министров («им же семью обеспечивать нужно»), но не сопоставляя заработные платы топ-чиновников с реальными доходами граждан из разных регионов Украины, тем самым увеличивая социальный разрыв.

Может ли топ-менеджер бедной страны получать высокую заработную плату? Уровень зарплат в государстве отражает уровень развития самого государства. Украина – самая бедная страна Европы: здешние заработные платы, пенсии и другие социальные выплаты в разы меньше по сравнению даже с ближайшими соседями (не говоря о странах Западной Европы). В этой ситуации любые высокие доходы депутатов, министров или других чиновников воспринимаются гражданами как социальная несправедливость и дисбаланс.

Ведь когда чиновник получает в 100 раз больше, чем составляет минимальная заработная плата, то возникает логичный вопрос: кто на кого работает? И кто кого обслуживает – чиновник гражданина или гражданин чиновника? Если налоги, которые платят граждане, идут не на улучшение качества их жизни, а на выплаты для политиков и чиновников, то быть «послушным» налогоплательщиком мало кто захочет. Если гражданин страны видит, что его труд обесценивается и не является вкладом в общее благосостояние, то пропадает желание жить  и работать в этой стране.

Если основная мотивация идти в политики или чиновники – заработная плата («за меньше они не готовы работать»), то и высоких результатов такой работы ожидать не приходится. Если заработная плата политиков и чиновников не зависит от результатов их работы и реального улучшения экономических показателей, и, как следствие, уровня жизни граждан, то и гражданин не захочет работать на результат. 

При этом высокие зарплаты политиков и чиновников не способны побороть коррупцию. Ее можно пресечь только неотвратимостью реального наказания за коррупционные действия, включая конфискацию всего нечестно нажитого имущества не только виновных, но и членов их семей.

Все кандидаты на политические и государственные должности знают, какие у них заработные платы. И если они на них соглашались, то должны были понимать, на что идут и что на время работы на страну их доходы не будут такими, как в частном секторе.

Оплата труда госменеджмента должна быть соизмерима с реальной экономической ситуацией в стране. И соответствовать нормам, когда соотношение между нижним и верхним пределом доходов – не более 7–10 раз. Если реальная, а не номинальная заработная плата работающего украинца увеличится в 10 раз, как и пенсия изменится до уровня, обеспечивающего возможность жить, а не выживать, тогда и менеджмент страны может иметь оплату за свою работу на уровне ведущих европейских стран.

Следите за актуальными новостями бизнеса и экономики в наших Telegram-каналах Mind.Live и Mind.UA, а также Viber-чате