ФГВФЛ хочет распродать все активы обанкротившихся банков до конца 2018 года

ФГВФЛ хочет распродать все активы обанкротившихся банков до конца 2018 года

Кому достанутся вырученные от продаж средства

Этот материал также доступен на украинском
ФГВФЛ хочет распродать все активы обанкротившихся банков до конца 2018 года
Фото УНИАН

В результате очистки банковской системы, после которой почти сотню украинских банков постигло банкротство, Фонд гарантирования вкладов получил в свое распоряжение активы балансовой стоимостью почти 500 млрд грн. За последние три года фонд сумел выручить от продаж только 10 млрд грн, однако пока в ФГВФЛ настроены крайне решительно. Неофициально в фонде декларируют, что до конца текущего года все активы выставят на продажу, а к концу следующего все они должны пойти с молотка. Удастся ли это Фонду гарантирования вкладов, как будут продаваться активы и чего ожидать вкладчикам, чьи депозиты более 200 000 грн не были выплачены ФГВФЛ, читайте в материале Mind.

После так называемого банкопада Фонд гарантирования вкладов стал владельцем огромного портфеля проблемных активов. Правда, их стоимость в 500 млрд грн существует только на бумаге. Из-за отсутствия качественного банковского надзора и бездействия правоохранительной системы в реальности оценочная стоимость активов фонда сейчас составляет лишь 101 млрд грн.

Дельта, которая образовалась между балансовой и оценочной стоимостью, в последнее время в некоторых экспертных кругах справедливо называется «вторым перераспределением капитала». Такого колоссального «распила» Украина не видела, пожалуй, со времен первой волны приватизации. В результате пострадали не только государственные финансы, а абсолютно все. Кто-то – в меньшей степени, заплатив инфляцией. А кто-то потерял довольно значительные суммы средств, поскольку ФГВФЛ гарантировал возврат вкладов тоько в 200 000 грн.

И если, по логике системы гарантирования, после продажи активов обанкротившихся банков вкладчики должны вернуть свои средства в результате реализации активов, теперь фактически стало ясно, что этого не произойдет. Средств, которые Фонд гарантирования сможет выручить от продажи активов, хватит лишь для того, чтобы рассчитаться с займами Кабмина и НБУ, но не с другими кредиторами.

Куда спешим? О намерениях продать все активы до конца 2018 года в фонде пока говорят с осторожностью. Учитывая динамику продаж последних лет, задача вообще представляется не слишком реальной.

По состоянию на начало 2016 года поступления от продажи активов банков, находящихся в управлении фонда, составили 1,03 млрд грн. В течение 2016-го поступления от продаж составили 3,17 млрд грн. По состоянию на 1 июля 2017 года поступления от продажи нарастающим итогом составили 5,65 млрд грн. То есть за три года ФГВФЛ совершил продаж всего на 10 млрд грн.

Теперь же за полтора года фонд планирует увеличить продажи фактически в десять раз. По словам сотрудников фонда, основных причин спешить несколько. Во-первых, скоро заканчиваются отведенные законом пять лет на ликвидацию банка. А во-вторых, уже выстроены прозрачные механизмы продажи активов. Последние тем временем теряют в стоимости. Причем это удешевление происходит не вследствие объективных экономических причин, а из-за пробелов в законодательстве.

Как известно, после того как банк становится неплатежеспособным, 95% заемщиков перестают обслуживать свои кредиты. В действующей системе координат есть несколько способов не платить по кредиту и не возвращать залог. Первый вариант – фиктивное банкротство, с помощью которого можно вывести залоги на подставных лиц и затем выкупить их по заниженной стоимости. Другой способ – «поощрить» Государственную исполнительную службу, через которую тоже можно организовать махинации с реализацией залогов.

Поэтому в фонде пришли к тому, что все активы будут выставлены на продажу в ближайшее время. Продавать их будут начиная с номинальной стоимости. А если цена опуститься до 20–30%,они попадут в пулы активов, и тогда их будут продавать оптом – вместе с другими, которые не удалось реализовать с первой попытки.

Арифметика продаж. В ответ на запрос Mind в Фонде гарантирования вкладов ответили буквально следующее: «На начало августа 2017 года общая номинальная стоимость активов банков, находящихся в управлении Фонда гарантирования вкладов физических лиц, составляет 494 857 млн ​​грн. При этом оценочная стоимость активов, определенная независимыми лицензированными субъектами оценочной деятельности, составляет 101 420 млн грн».

Все эти активы должны пойти с молотка уже к концу 2018 года. Однако, учитывая результаты прошлых периодов, трудно представить, откуда появится соответствующий спрос.

Из всех активов на сумму 101 млрд грн 80% активов банков в управлении фонда – это кредиты. Остальные 20% – это недвижимость, основные средства и тому подобное. По данным ФГВФЛ, касающимся прав требования по кредитам (которые составляют 80% всех активов банков), по результатам проведенных в 2016 году успешных аукционов соотношение цены реализации прав требования по кредитам к балансовой стоимости составило 27%.

По результатам проведенных в 2016 году успешных аукционов соотношение цены реализации основных средств к балансовой стоимости составило 99%; а соотношение цены реализации основных средств к оценочной стоимости – 92%.

В чем подвох? Ключевое слово здесь «успешных», то есть 27% – это реальная стоимость кредитов, на которые есть спрос. В случае же, когда в течение следующих полутора лет будут выставлены в том числе и «мусорные» кредиты, этот показатель безусловно должен значительно просесть. А это значит, что если фонду даже удастся продать активы хотя бы по оценочной стоимости, это уже будет значительным достижением.

Но вкладчикам эти деньги вряд ли достанутся. Ведь перед ними в очереди стоят требования самого фонда и НБУ как обеспеченного кредитора по кредитам рефинансирования. Сейчас фонд должен Минфину и НБУ более 68 млрд грн. А учитывая то, что стоимость этих заимствований для фонда составляла от 10 до 12,5% годовых, около 10 млрд грн он вынужден будет заплатить в виде процентов.

Кому нужны плохие активы? На рынке плохих активов сейчас работают только две известные инвестиционные компании – ICU и Concord Capital. Первая, в частности, заявляла о намерении «поднять» фонд объемом до $200 млн. Сумма значительная, но далеко не такая, которая сформирует спрос на большую часть активов ФГВФЛ.

В самом ФГВФЛ ждут появления специализированных иностранных инвесторов. И хотя нынешнее состояние судебной системы в Украине может стать препятствием, некоторые банкиры считают такой сценарий вполне реальным.

«Интерес к активам на продажу ФГВФЛ Украины у местных инвесторов, как и у внешних, безусловно, есть. Инвесторам будет интересно вкладываться в такие активы при определенном дисконте, сумма которого определяется качеством портфеля (или «лота» на продажу) и, соответственно, уровнем сложности так называемого workout. «Здоровые» портфели могли бы продаваться с дисконтом 30–40%, в то время как сложные NPL-портфели могли бы продаваться и с 90%-ным дисконтом», – считает первый заместитель председателя правления «Альпари Банка» Егор Перелыгин. И добавляет, что потенциальными инвесторами могут быть специализированные фонды, финансовые компании и банки. Особенно те, которые следуют стратегии неорганического роста.

Что помешает? Другие игроки рынка воспринимают намерения ФГВФЛ с осторожностью. «Задача фонда по продаже всех активов в 2018 году довольно сложная и поэтому практически невыполнимая. Ведь на этот процесс может влиять множество факторов. Вместе с тем в целом достичь определенного результата вполне реально: по предварительным данным, в Фонде гарантирования вкладов находится около 500 млрд грн активов, оцененных в 25% от балансовой стоимости. Можно поставить под сомнение, насколько эта оценка соответствует рыночной стоимости, ожиданиям потенциальных инвесторов и инвестиционной привлекательности этих активов. Но тем не менее процесс покупки таких активов с дисконтом будет», – уверен председатель правления «Идея Банка» Михаил Власенко.

По его словам, в первую очередь такие покупки будут осуществлять сами заемщики. «Это связано с тем, что часть заемщиков после ликвидации банков пошла в технический дефолт, продолжая осуществлять производственную или финансовую деятельность. И в данном случае выкуп долгов с дисконтом позволит оптимизировать долговую нагрузку», – объясняет Власенко.

Но рынок испытывает недостаток денег, а привлечение иностранных инвесторов к этому процессу проблематично. «Предполагаю, что такого объема средств у украинских инвесторов нет. Соответственно, имеет смысл расширять круг потенциальных инвесторов и привлекать иностранных. Однако такие факторы, как состояние экономики, инвестиционный климат, условия ведения бизнеса в Украине, сам процесс прозрачности и легитимности покупки таких активов, не улучшают привлекательность данного процесса», – резюмирует Власенко.

На что надеяться вкладчикам? Уже сейчас фактически понятно, что вкладчикам не приходится рассчитывать на возврат средств от продажи активов банков. Хотя ситуация в банках разная, в действующей системе могут быть лишь единичные случаи, когда вкладчики, чьи депозиты превышали 200 000 грн, смогут вернуть свои средства, ведь они находятся в четвертой очереди кредиторов.

Единственным условным позитивом для них является то, что по окончании ликвидации банков их потери можно будет окончательно задокументировать и обращаться в судебные инстанции, в том числе европейские, с исками к тем, из-за кого они потеряли свои средства. В частности – к НБУ, который ненадлежащим образом выполнял возложенные на него обязанности по банковскому надзору.

Следите за актуальными новостями бизнеса и экономики в наших Telegram-каналах Mind.Live и Mind.UA, а также Viber-чате