Сложный процент: как бизнес гасит кредиты в условиях войны

Сложный процент: как бизнес гасит кредиты в условиях войны

И каким отраслям тяжелее всего справляться с долгами

Цей матеріал також доступний українською
Сложный процент: как бизнес гасит кредиты в условиях войны

Еще в апреле Национальный банк обнародовал данные по проблемным и неработающим кредитам (NPL) за первые два месяца 2022 года. НБУ сообщил, что к 1 марта доля таких займов в банковской системе снизилась на 3,4 п. п., до 26,6%. Это произошло в связи с уходом с рынка банков с российским капиталом – Международного резервного банка (экс-«дочка» Сбербанка) и Проминвестбанка. Нацбанк принял решение ликвидировать эти банки и забрал у них лицензии. В итоге, объем портфеля NPL сократился более чем на 46 млрд грн.

Но эта статистика не учитывает влияние боевых действий, которые длятся уже свыше двух месяцев. За это время платежеспособность многих заемщиков ухудшилась. В том числе и у бизнеса, который был вынужден свернуть или заморозить деятельность. Поэтому к лету картина NPL может существенно ухудшиться.

Тянут из последних сил. Если исходить из данных по NPL на 1 марта 2022 года, общий объем неработающих займов составлял 305 млрд грн. Из этой суммы 43 млрд грн – проблемные кредиты физических лиц и 262 млрд грн – кредиты юрлиц. То есть доля NPL бизнеса достигает 86%.

Несложно догадаться, что именно платежеспособность корпоративных заемщиков волнует банкиров сильнее всего. Бизнес занимает большую долю в совокупном портфеле всех выданных кредитов, около 72%. И в этом портфеле немало не только краткосрочных займов (овердрафтов, кредитов на пополнение оборотных средств), а и кредитов, выданных на развитие бизнеса, в том числе на приобретение основных фондов, различной спецтехники, оборудования, недвижимости. Такие займы имеют срок 3–5 лет и более. Соответственно, для банков будет головная боль, если у корпоративных заемщиков начнутся массовые сложности с погашением кредитов.

Впрочем, бизнес продолжал гасить кредиты даже после начала военного конфликта, по инерции. «В марте у большинства заемщиков проблем не возникло, так как компании заранее сформировали резервы, необходимые для выплаты задолженности. В частности, это те предприятия, который находились на территории, где велись активные боевые действия», – рассказывает Андрей Волков, основатель и партнер группы компаний Investohills.

В апреле ситуация с возвратом корпоративных займов изменилась. И не в лучшую сторону. Пусть она пока что и не выглядит угрожающей. Полностью перестали гасить долги заемщики из «горячих» регионов. Это предприятия и компании, которые в силу понятных причин прекратили свою деятельность. Их активы либо полностью уничтожены, либо оказались на тех территориях, которые попали под оккупацию. Но таких заемщиков, по оценкам экспертов, не очень много, порядка 10–20% всего бизнеса, который кредитуется.

«Около 80–90% компаний (за исключением серьезно пострадавших от боевых действий) продолжают выполнять свои обязательства перед банками. Но не в полном объеме. Как правило, они гасят только проценты, приостановив возврат тела кредита. Также многие заемщики обращаются за реструктуризацией, запрашивая у банков кредитные каникулы либо пересмотр графика выплат», – говорит Андрей Волков.

Самые уязвимые. Погашение кредитов в нынешних условиях зависит не столько от отрасли, сколько от региональной привязки компании и от того, где находятся ее производственные мощности.

«На обслуживание кредитов влияет территориальное расположение бизнеса и то, в каких сферах работали клиенты до начала войны. Конечно, в самом плохом положении заемщики в тех районах и областях, которые находятся под временной оккупацией. Все остальные регионы и секторы на самом деле показывают позитивную тенденцию погашения долгов», – рассказывает Татьяна Поплавская, заместитель председателя правления по корпоративному бизнесу банка «Кредит Днепр».

В то же время есть отрасли, которые находятся в группе повышенного кредитного риска. Прежде всего, это предприятия АПК. Да, посевная кампания идет, однако многие аграрии испытывают проблемы с деньгами. Из-за блокировки портов нарушена логистика сельхозпродукции. Соответственно, сельхозкомпании не могут заключать форвардные контракты, за счет которых они финансируют посевную. Не говоря о том, что площадь засеянных угодий из-за боевых действий в принципе сократится «…на несколько сотен тысяч гектаров». Об этом заявил замминистра аграрной политики и продовольствия Тарас Высоцкий.

Полностью остановилась строительная отрасль. Несмотря на то что у власти наполеоновские планы по восстановлению страны, строительство до сих заморожено. Как жилое, так и коммерческое. Хотя надежда на оживление в этом секторе есть, поскольку правительство уже озвучило планы по обеспечению жильем переселенцев. И это жилье должен кто-то строить. Кроме того, до конца апреля были заблокированы любые сделки с недвижимостью. С мая они снова возобновились, но в ограниченном формате.

В тяжелом положении оказалась промышленность. Металлургические компании, которые в основном находятся на востоке Украины, разрушены либо не функционируют из-за невозможности получить сырье. Вдобавок у металлургов большие сложности с экспортом. Патовая ситуация у машиностроительных предприятий. Они в большинстве своем поставляли продукцию на территорию государств СНГ. Теперь у них такой возможности нет. А для того чтобы переориентироваться на другие рынки, потребуется время. И нет гарантий, что такая переориентация будет успешной.

Серьезно пострадал топливно-энергетический комплекс. Как от обстрелов, уничтожающих перерабатывающие мощности и инфраструктуру, так и от разрыва логистики, которая была завязана на рынках РФ и Беларуси.

Помимо этого, под угрозой находятся бизнес, связанный с грузоперевозками, сфера услуг и даже торговля, которая сильно зависима от того же АПК и от переработки сельхозпродукции. Немалое количество компаний из упомянутых отраслей не только не смогут полноценно кредитоваться, но и погашать «старые» займы.

Спасительная отсрочка. «Многое зависит от политики НБУ и Кабмина и той поддержки, которую они окажут банковской системе и экономике в целом: предоставления ликвидности банкам, компенсация части процентных ставок заемщикам и предоставление гарантий банкам, упрощение проведения реструктуризации займов, оказание государственной поддержки приоритетным отраслям экономики», – считает Андрей Волков.

По мнению финансового аналитика Василия Невмержицкого, тяжелее всего будет гасить кредиты заемщикам крупного калибра. «Это компании, которые показывали большую ликвидность, рентабельность и прибыль. Причина в том, что весь их бизнес напрямую зависит от кредиторов, дебиторов, логистики, подрядчиков, сети дистрибуции и т. д. Нынешний кризис бьет по ним сильнее всего», – объясняет Невмержицкий.

Усложняет обстановку для корпоративных заемщиков и тот факт, что военное положение не дает им права требовать от банков реструктуризации долгов. То есть соглашаться на отсрочку погашения кредита или пересматривать график его погашения – исключительно добрая воля кредитора. Хотя банкиры уверяют, что с добросовестными клиентами они всегда готовы искать компромисс.

«У каждого бизнеса своя отдельная ситуация, и все решения по каждому заемщику принимаются индивидуально», – говорит Татьяна Поплавская.

Немного легче тем заемщикам, которые кредитуются в государственных банках. С ними проще договориться о реструктуризации долгов. А вот банки с частным капиталом сговорчивы далеко не всегда.

«Госбанки в основном занимают сторону клиента, поскольку позиция Кабмина и Офиса Президента сейчас – всячески поддерживать бизнес. А вот собственники многих коммерческих банков дали указание менеджменту любой ценой добиваться выплаты хотя бы процентов. Но это не значит, что коммерческие банки не идут на контакт с клиентом,  не соглашаются обсуждать и искать варианты реструктуризации», – рассказывает Невмержицкий.

К слову, по данным НБУ, за I квартал украинские банки показали убыток в 160 млн грн. Он связан как с падением доходов банковского сектора, так и с формированием резервов под неработающие кредиты. Это еще одно подтверждение, что увеличение NPL в банковской системе неизбежно. Вопрос лишь в том, насколько банки и НБУ смогут контролировать этот процесс, и удастся ли в будущем добиться возврата хотя бы части проблемных кредитов.

Ведь одно дело, когда заемщик не может платить по кредиту в силу временных проблем в бизнесе, и совсем другое – когда предприятие физически уничтожено в ходе боевых действий и гасить долги попросту некому.

Следите за актуальными новостями бизнеса и экономики в наших Telegram-каналах Mind.ua
Проект использует файлы cookie сервисов Mind. Это необходимо для его нормальной работы и анализа трафика.ПодробнееХорошо, понятно