Заболело в мире
143,629,848
Умерло в мире
3,059,987
Вылечилось в мире
122,010,330
Заболело в Украине
1,974,118
Умерло в Украине
40,796
Вылечилось в Украине
1,514,472
Вертолетные дела: почему военная прокуратура вдруг заинтересовалась «Мироновским хлебопродуктом»

Вертолетные дела: почему военная прокуратура вдруг заинтересовалась «Мироновским хлебопродуктом»

И что стоит за громкими обвинениями в адрес крупных украинских компаний

Цей матеріал також доступний українською
Вертолетные дела: почему военная прокуратура вдруг заинтересовалась 	«Мироновским хлебопродуктом»
Президент Украины Петр Порошенко и собственник МХП Юрий Косюк
Фото: УНИАН

Работники Главной военной прокуратуры получили доступ к банковским документам ряда украинских компаний по делу об ущербе государству на более чем 100 млрд грн от непоступления налогов. Дело касается создания преступной организации бывшим президентом Виктором Януковичем и его окружением. Подозрения пали на компании бизнесмена Юрия Косюка. Об этом 7 августа сообщил портал «Наші Гроші» cо ссылкой на постановление Печерского райсуда Киева от 23 июля 2018 года. Это не первое громкое дело, в котором под подозрение попадает крупный украинский бизнес. Менее месяца назад широкий резонанс приобрела попытка обвинить представительства в Украине многих глобальных компаний в махинациях с услугами аутстафинга и аутсорсинга. Адвокат Денис Овчаров специально для Mind высказал свое мнение, почему о столь резонансных расследованиях мы слышим все чаще. И предположил, к чему это может привести.

О фактовых уголовных производствах, где фигурируют крупные компании, общественность в последнее время узнает из реестра судебных решений. Дело в том, что в нем часто публикуются процессуальные решения. В т.ч. определения о временном доступе, обыске и аресте счетов. Журналисты зачастую узнают о них раньше, чем компании, которые в них фигурируют. Сегодня не составляет труда отмониторить историю развития уголовного производства, зная наименование компании или номер дела. Так, несколько недель назад засветилось дело прокуратуры г. Киева «на миллиард», а на днях всплыл не менее интересный сюжет о деле «на 100 миллиардов». 

Подобные решения наводят грусть и панику на фигурантов и зачастую вводят в заблуждение общественность о важности, серьезности и перспективности таких дел. Если внимательнее посмотреть на «дело на 100 миллиардов», то мы увидим, чем же могли заинтересовать военную прокуратуру такие компании как ПАО «Мироновский хлебопродукт». Итак, судья в своем определении №757/32551/18-к от 04.07.2018 в рамках уголовного производства №42018000000000564 от 13.03.2018, указывает, что существовала преступная схема, в которой – под контролем органов налоговой службы – создавались и функционировали так называемые «налоговые площадки», то есть незаконные «конвертационно-транзитные центры». От имени подконтрольных им предприятий – плательщиков НДС они представляют налоговую отчетность, в которой безосновательно формируют налоговый кредит в пользу субъектов хозяйствования реального сектора экономики. Недоплаченные в госбюджет деньги распределяются между подконтрольными лицами, налоговиками и другими госслужащими.

Данное определение суда обязывает банки выдать информацию о движении денежных средств, в т.ч. и по указанному предприятию. Не изучив материалы дела о временном доступе, сложно сказать, есть ли связь между этим преступлением и компаниями, которые там фигурируют, но дальнейшее развитие событий предугадать не сложно.

После того как военная прокуратура получит выписку о движении денежных средств, следующим шагом будет доступ к документам компаний, чтобы подтвердить правовые основания финансовых операций и в дальнейшем провести судебно-экономическую экспертизу с целью подтвердить или опровергнуть реальность исполнения договорных обязательств. Но мы же понимаем, что возможности у правоохранителей безграничны – от ожидания добровольного предоставления документов до принудительного их изъятия вместе с компьютерной техникой и денежными средствами, «полученными преступным путем».

И все бы ничего, но есть несколько очевидных странностей.

Во-первых, почему уголовное производство зарегистрировано в 2018 году, если подобные обвинения звучали намного раньше, и о так называемых «налоговых площадках» «попередников» не говорил разве что ленивый.

Во-вторых, почему дело ведет военная прокуратура? Откуда там взялись специалисты по расследованию экономических преступлений?

Ну и в-третьих, составы преступлений, которые инкриминируют «организованной группировке». Здесь явно «смешались в кучу кони, люди». Например, получение неправомерной выгоды, создание преступной организации, злоупотребление властью или служебным положением, легализация доходов, полученных преступным путем, фиктивное предпринимательство, уклонение от уплаты налогов, террористический акт, вымогательство... И, конечно же, государственная измена.

Расследовать эпизоды 2014 года будет крайне сложно, тем более в такой каше и с такой подследственностью. А это повлечет за собой затягивание сроков расследования и недопустимость полученных доказательств.

Но поскольку представители военной прокуратуры славятся своей системностью и наличием бюджета для расследования громких преступлений, то в скором времени мы сможем увидеть очередное «вертолетное дело». Вот только, если раньше на вертолетах доставляли задержанных, то в этот раз на вертолетах могут прилетать на обыски и вывозить документы, деньги и товар.

Осень покажет. Сбор урожая не за горами.

Следите за актуальными новостями бизнеса и экономики в наших Telegram-каналах Mind.Live и Mind.UA, а также Viber-чате